После пандемии мы не сможем снова заснуть

После пандемии мы не сможем снова заснуть

Автор: Дэвид Грэбер
Перевод: Сергей Лагутин

После пандемии мы не сможем снова заснуть

Share/репост

Незадолго до трагической смерти в возрасте пятидесяти одного года в сентябре 2020 года, анархист, антрополог и общественный деятель Дэвид Грэбер написал эссе о том, как могла бы выглядеть жизнь и политика после пандемии COVID-19. Akrateia представляет первый перевод публикации этого эссе Грэбера.

В какой-то момент в ближайшие несколько месяцев кризис будет объявлен оконченным, и мы сможем вернуться к нашим «несущественным» рабочим местам. Для многих это будет похоже на пробуждение от сна.

Средства массовой информации и политические классы определенно будут побуждать нас думать об этом именно так. Именно это произошло после финансового краха 2008 года. Возник короткий вопрос. (Кстати, что такое «финансы»? Разве это не просто чужие долги? Что такое деньги? Это тоже просто долг? Что такое долг? Разве это не просто обещание? Если деньги и долги ― это просто набор обещаний, которые мы даем друг другу, то не могли бы мы с такой же легкостью это делать по-другому?) Окно было почти мгновенно закрыто теми, кто настаивал, чтобы мы заткнулись, перестали думать и вернулись к работе или, по крайней мере, начали искать ее.

В прошлый раз большинство из нас наступили на те же грабли. На этот раз очень важно, чтобы мы этого не делали.

Потому что на самом деле кризис, который мы только что пережили, был пробуждением ото сна, столкновением с настоящей реальностью человеческой жизни, которая заключается в том, что мы — собрание хрупких существ, заботящихся друг о друге, и что те, кто выполняет львиную долю этой работы по уходу, которая поддерживает нашу жизнь, перегружены, низкооплачиваемы и ежедневно унижены, и что очень большая часть населения вообще ничего не делает, кроме как плетет фантазии, извлекает ренту и вообще мешает тем, кто делает, чинит, перемещает и транспортирует вещи или заботится о нуждах других живых существ. Крайне важно, чтобы мы не соскользнули обратно в реальность, где все это имеет какой-то необъяснимый смысл, как это часто бывает во сне.

Как насчет этого: почему бы нам не перестать относиться к этому как к совершенно нормальному: чем очевиднее, что работа одного человека приносит пользу другим, тем меньше ему, вероятно, будут платить за нее; или настаивая на том, что финансовые рынки ― лучший способ направить долгосрочные инвестиции, даже если они побуждают нас уничтожить большую часть жизни на Земле?

Почему бы вместо этого, как только нынешняя чрезвычайная ситуация будет объявлена завершенной, на самом деле не вспомнить то, что мы узнали: если «экономика» что-то и значит, так это то, как мы обеспечиваем друг друга тем, что нам нужно для жизни (во всех смыслах этого слова), что то, что мы называем «рынком», в значительной степени является просто способом подсчета совокупных желаний богатых людей, большинство из которых, по крайней мере, немного патологичны, и самые могущественные из которых уже завершают построение бункеров, в которые они планируют убежать, если мы будем продолжать глупо верить лекциям их приспешников о том, что мы все вместе, слишком не тугодумы чтобы что-либо сделать с надвигающимися катастрофами.

На этот раз, может быть, мы просто проигнорируем их?

Большая часть работы, которую мы сейчас делаем ― это лучшая работа в мире. Она существует только ради самой себя, или для того, чтобы богатые люди чувствовали себя хорошо, или чтобы бедные чувствовали себя плохо. И если бы мы просто остановились, то могли бы дать себе гораздо более разумный набор обещаний: например, создать «экономику», которая позволит нам на самом деле заботиться о людях, которые заботятся о нас.           

Источник

 589 total views,  8 views today

Добавить комментарий