Кто мы

Цели и задачи

Мысль и тоска о свободе пережили много мрачных и смутных эпох, не угасая до конца ни во времена инквизиции, ни в годы правления тиранов, ни в тоталитарных системах. Несмотря на удушливую герметичность советского мира, вызвавшую к жизни новые сказания о свободе, в нём чудом сохранились и прежние — забытые, отринутые, запрещённые. После Перестройки они зазвучали с новой силой, но, увы, разрозненно и потому — едва различимо.  Несмотря на бесценный труд современных систематизаторов и историков, анархистская мысль и по сей день не собрана в единый корпус. Сегодняшние тексты, значимые для анархистской философии или прямо продолжающие её, часто теряются в потоке общегуманитарных публикаций современной академии и проходят незамеченными как для своего времени, так и для всей традиции анархистской мысли. Это приводит к её слабой зримости в широком философском поле, и в итоге —  к элементарной недоступности для других исследователей ценной методологии и исследовательской перспективы и в целом к дискредитации самой анархистской мысли. Представленная публично либо враждебными ей дискурсами, либо поверхностным субкультурным измерением, анархистская традиция по-прежнему остаётся маргинальной не услышанной и непонятой.

Проект «Akrateia» возник из намерения объединить множество фрагментов постсоветской анархистской рефлексии о мире (а также рефлексии о самой анархистской традиции) в единый корпус текстов — с тем, чтобы всякий, кто захочет узнать о ней, мог сделать это изнутри её собственной логики, а не с чужих предвзятых или неразборчивых слов. Также мы считаем необходимым работать над рецепцией зарубежной анархистской мысли на постсоветском пространстве. Решению этой задачи посвящён раздел «Переводы». 

Мы убеждены, что зримость и общедоступность анархистского корпуса текстов и идей может быть полезна как апологетам, исследователям и критикам анархизма, так и всем ищущим, читающим, пишущим и просто мыслящим людям.

Почему Akrateia?

В переводе с греческого «A-Krateia» означает без-властие (от «a-kratos»- без власти). В широком смысле это слово представляет собой синоним более привычного «An-Archia» («an-arche» — без начала). Однако для нас «A-Krateia» — не только синоним, но и альтернатива «An-Archia», и мы выбрали его по двум причинам. 

Во-первых, слово «анархия», увы, обречено влачить за собой шлейф чужеродных, или вовсе клеветнических толкований. Часто это создаёт непреодолимую преграду для восприятия любого высказывания, производимого из его перспективы. 

Во-вторых, в средневековых теологических трактатах представление о «безначалии» часто связывалось с образом вечности. Именно его пыталась закрепить за собой любая власть, стремясь через эту убедительную фигуру к максимальной легитимности. В этом смысле, как замечает современный философ и исследователь власти Дж. Агамбен, максимально анархичен лишь абсолютизм. 

Чтобы избежать этой двойственности понятия, и одновременно его искажённых трактовок, мы решили обратиться к более определённому и куда менее дискредитированному термину. И хотя негативные коннотации повсеместно встречаются в античных источниках и в случае «Akrateia», всё же в них более очевидна предвзятость толкования этого термина, и потому лучше видно его исходное значение «без-власти». 

Впрочем, мы далеко не первые, кто остановил свой выбор на этом названии. Также стремясь освободить анархистскую традицию от пристрастных ярлыков произвола и хаоса, испанские анархисты выпускали газету «Akracia» (с конца XIX века до 1937 года). Одновременно с «акратическим» часто они использовали и понятие «либертарный». Однако если на испанском это слово буквально означало «свободный», в переводе на русский оно опрометчиво сближается с понятиями «либеральный» и «либертарианский», что ещё больше затрудняет работу со всем, на что  оно указывает. Поэтому в существующих условиях «Akrateia» (и производное от неё понятие «акратический») кажутся нам наиболее перспективной попыткой решения проблем, с которыми исторически сталкивалась и продолжает сталкиваться традиция критической рефлексии о власти.

Почему «постсоветские»?

Под постсоветскими исследованиями мы понимаем рефлексию как об общем историческом опыте травмы — социальной, политической, культурной, экономической — и о её последствиях на всех территориях бывшего СССР, так и о том, как по-разному (или схоже?) прочерчивались траектории выхода из неё в разных странах и регионах. В этой связи мы надеемся аккумулировать в рамках проекта высказывания на разных языках — связанные либо с рефлексией из перспективы собственных контекстов, либо с рецепцией современной зарубежной анархистской мысли (как проект преодоления инерции советской эпистемологической герметичности).

О нас

В силу сложившихся напряжённых политических условий во многих регионах постсоветского пространства, коллектив авторов проекта принял решение сохранить за собой анонимность. Однако информация об авторах, публикующих сегодня академические работы по анархистской и значимой для анархизма проблематике, доступна в соответствующем разделе.  

Связаться с нами вы можете, используя форму контакта.