Анна Макаревич: между Одессой и Италией (жизненный путь одной из основательниц итальянской социалистической партии)

Анна Макаревич: между Одессой и Италией (жизненный путь одной из основательниц итальянской социалистической партии)

Автор:

Анна Макаревич: между Одессой и Италией (жизненный путь одной из основательниц итальянской социалистической партии)

Share/репост

В очередном (35-м) выпуске историко-краеведческого научного альманаха «Південний захід. Одесика», изданном в конце февраля 2024 года, был опубликован биографический очерк об Анне Макаревич (Кулишевой, Коста), — очень известной в свое время украинской анархистке, позже вошедшей в число лидеров итальянского социалистического движения. Специально для любимого и уважаемого мною журнала «Акратея» был сделан перевод очерка на русский язык. Надеюсь, этот материал окажется для кого-то интересным.

— А.Д.

В этом году незаметно прошел 170-летний юбилей женщины, имя которой когда-то было известно многим: революционерам и полицейским разных стран Европы, специалистам по медицине и специалистам по трудовому законодательству, активистам рабочего движения и парламентским политикам, анархистам и марксистам, феминисткам и антифашистам. Она входила в ближайшее окружение Михаила Бакунина в конце его жизни и Петра Кропоткина в начале его жизни в эмиграции, была хорошо знакома с ведущими деятелями революционного народничества в Российской империи, европейского марксизма и, особенно, итальянского социалистического движения, от одного из его основателей Филиппо Турати до молодого Бенито Муссолини. Первые годы ее бурной политической деятельности прошли на территории современной Украины, прежде всего в Одессе.

Героиня нашего очерка в разное время носила фамилии Макаревич, Коста, Кулишёва, под которыми и была известна, – но на свет появилась как Розенштейн. Анна Моисеевна Розенштейн родилась 28 декабря 1853 года (9 января 1854 по «новому стилю») в Симферополе, в семье купца, потомственного почетного гражданина [1]. Она окончила Симферопольскую женскую гимназию и в 1872 выехала со старшей (возможно, двоюродной) сестрой Марией в Швейцарию, чтобы продолжить образование. Сестры поступили на философский факультет Цюрихского университета, одновременно Анна изучала инженерное дело в Цюрихском политехникуме. Уже осенью 1872 обе присоединились к Цюрихскому кружку русских бакунистов. Впрочем, Анна не принимала в его делах сколько-нибудь активного участия: лидер кружка Михаил Сажин в воспоминаниях, написанных спустя 60 лет, ни разу не вспомнил ее; Анна Розенштейн упомянута лишь в приложении к воспоминаниям, в списке членов кружка, составленном еще во время его существования. Напротив, Мария Розенштейн запомнилась Сажину как работница типографии бакунистов [2, стр. 67, 77–78].

Михаил Сажин. Примерно 1930 год

Возможно, причина пассивного участия Анны в кружке Сажина объясняется личными обстоятельствами: она одновременно посещала собрания кружка братьев Жебуневых («жебунистов»), где познакомилась со студентом Петром Макаревичем. В начале 1873 года Петр и Анна поженились, а уже в феврале того же года вернулись в Российскую империю. Мария Розенштейн оставалась в Цюрихе до лета 1873, затем тоже выехала на родину, после чего ее следы теряются [3].

Прожив несколько месяцев в Москве, супруги Макаревичи поселились в Одессе и присоединились к местному отделу революционно-народнического «Общества чайковцев». Именно через них одесские чайковцы познакомились с анархическими идеями Михаила Бакунина, и вскоре практически все они стали сторонниками бакунизма. На позициях государственного социализма остались только основатель кружка Феликс Волховский и Соломон Чудновский, что, впрочем, не помешало им продолжать совместную работу с анархистами.

Одесские чайковцы первыми на территории Украины перешли от деятельности по самообразованию к пропаганде в народе – сперва, с лета 1873, среди городских артельных и заводских рабочих, к началу 1874 – и среди крестьян. Осенью 1873 в пропагандистские кружки были вовлечены уже до 200 рабочих. Их сходки проходили в квартирах Андрея Франжоли и Макаревичей; доклады и рефераты обычно читали Петр Макаревич и Андрей Желябов [4, стр. 63, 66–67]. Анна помогала мужу в этой работе, а также в организации доставки из-за границы транспорта заграничных изданий, в т.ч. книги Бакунина «Государственность и Анархия».

Петр Макаревич
Анна Макаревич

В начале 1874 практически все чайковцы разъехались по разным губерниям Украины: начиналось «движение в народ», попытка социалистов перейти к пропаганде и организации непосредственно в крестьянской массе. Макаревичи по решению кружка остались в Одессе: им было поручено поддерживать связи с ушедшими в народ пропагандистами и иногородними кружками, снабжать их литературой, а также продолжать пропаганду среди рабочих [4, стр. 67]. Этой работой супруги занимались вплоть до середины лета.

В июле 1874 Анна выехала по организационным делам в Киев, оставив мужа в Одессе. Разлука предполагалась недолгой, но больше супруги никогда не встретились. В августе в Одесское жандармское управление поступил донос о подозрительных собраниях в квартире Макаревичей, после чего Петр был арестован. Позже его судили по знаменитому «процессу 193-х» и приговорили к ссылке в Сибирь; в 1883 Петр Макаревич получил право повсеместного жительства, после чего работал в правлениях железных дорог в разных городах Сибири и Дальнего Востока [5]. Последние сведения о нем относятся к 1911 году. 

Анна была заочно привлечена к дознанию по «делу о принадлежности к одесскому революционному кружку и распространении запрещенных книг», но осталась не разыскана. Перейдя на нелегальное положение, жила под чужими именами в Херсоне и Киеве. В октябре 1874 приезжала в Одессу и пыталась устроить побег из тюрьмы Феликса Волховского, но без успеха. Вернувшись в Киев, присоединилась к избежавшим ареста бакунистам из кружка «Киевская коммуна», а зимой 1874–1875 вошла во вновь созданную группу «Южных бунтарей» [6, стр. 62].

Анна Макаревич. Середина 1870-х гг.

В марте 1876 «Южные бунтари» провели общее собрание («съезд») в местечке Смела Черкасского уезда, где выработали план своих действий по подготовке крестьянского восстания. Большинство членов группы должны были поселиться в разных селах Чигиринщины, налаживать связи с местными крестьянами и создавать среди них «боевые дружины». Несколько «бунтарей» получили специальные задания, в частности, Анна Макаревич должна была выехать за границу и достать для группы типографское оборудование. Заграничный паспорт Анна получила от подруги, киевской бакунистки Елены Косач (родной тети Леси Украинки).

Весной 1876 Макаревич снова оказалась в Швейцарии. Некоторое время она провела в доме Бакунина, которому рассказала о замыслах «Южных бунтарей», в том числе и о намерении использовать подложные царские манифесты для пропаганды среди крестьян. Бакунин (жить ему оставалось лишь несколько недель) отнесся к этим планам резко отрицательно: «Нельзя шить черный костюм белыми нитками, они сейчас же выступят по всем швам» [цит. по: 7, стр. 163].

В июне 1876 купленная типография была доставлена в разобранном виде в Румынию, но тайно переправить ее через границу Анна не смогла. Типографию пришлось оставить на хранение (в Россию она попала только в следующем году), сама же Макаревич вернулась в Российскую империю налегке. В августе она участвовала во втором «съезде» «Южных бунтарей», прошедшем в Основьяненском лесу под Харьковом. Здесь выяснилось, что практически никто из членов группы не смог в полной мере выполнить полученные задания, а критика со стороны Бакунина окончательно подорвала боевой настрой группы. Фактически съезд закончился распадом группы, а ее бывшие члены разъехались по разным украинским городам, положив начало сразу нескольким независимым друг от друга бакунистским кружкам, которые носили одинаковое название «Южные бунтари» [4, стр. 125–126; 6, стр. 64].

В конце 1876 Анна Макаревич жила в Одессе, в 1877 – в Киеве, в квартире Елены Косач, используя паспорт на имя Анны Ивановой. В это время она не входила в революционные кружки, но поддерживала связи с их участниками, в том числе с той частью «Южных бунтарей», которая продолжала подготовку крестьянского восстания в Чигиринском уезде. Когда в конце августа 1877 года власти напали на след «Чигиринского заговора» и начались аресты его организаторов, Анне снова пришлось скрываться. Как и полтора года назад, помощь с заграничным паспортом оказала Косач. В сентябре 1877 года Анна Макаревич выехала за границу, навсегда – как оказалось – оставив родину.

Елена Косач. 1879 год

С осени 1877 Анна Кулишёва – теперь она носила такую фамилию – жила в Париже. Там она познакомилась с итальянским эмигрантом Андреа Коста, одним из основателей итальянского анархического движения, и вскоре стала его женой. К марту 1878 в Париже поселился и бывший русский князь Петр Кропоткин, который сразу взялся за труднейшую работу по возрождению социалистического движения во Франции, разгромленного после падения Парижской Коммуны 1871 года. Ближайшими товарищами Кропоткина по пропаганде и созданию рабочих кружков стали Жюль Гед и Андреа Коста [8, стр. 386]. Анна Коста-Кулишёва принимала самое активное участие в делах мужа, а французская полиция, конечно, не могла оставить без внимания эту «подрывную деятельность».

В апреле 1878 года Андреа и Анна Коста были арестованы по обвинению в принадлежности к Первому Интернационалу (который уже год как прекратил существование). Им грозил длительный тюремный срок, но помогло вмешательство общественности; среди тех, кто обращался к французскому правительству с ходатайством об освобождении супругов-анархистов, был писатель Иван Тургенев [9]. В мае 1878 Коста были освобождены и «навсегда» высланы из Франции как иностранные подданные.

С лета 1878 супруги жили во Флоренции. Как и многие другие ученики Бакунина, в конце 1870-х Коста занимались ревизией своих революционных убеждений: ставка классического бакунизма на организацию немедленного бунта угнетенных явно не работала, зато предлагавшийся марксизмом путь организации рабочих партий и похода социалистов в парламенты, казалось, уже приносил ощутимые результаты. В конце концов, в 1879 супруги заявили о разрыве с анархизмом и присоединении к социал-демократии.

Андреа Коста. 1875 год

В том же году Коста были арестованы. Следующие 13 месяцев они провели в тюрьме Флоренции, где Анна заболела туберкулезом. В 1880 супругов освободили и выслали из Италии. Около года они провели в Швейцарии, затем вернулись в Италию. Здесь, в маленьком городе Имола, на родине Андреа Коста, Анна родила дочь Андреину.

Как это иногда бывает, появление ребенка не укрепило семью, а привело к ее распаду. В 1881 или 1882 Анна порвала отношения с Коста и снова уехала в Швейцарию, где поступила на медицинский факультет Бернского университета. Учеба и маленькая дочка, конечно, не давали возможности вести активную социально-политическую жизнь, но полностью прекратить ее Анна тоже не могла. Недалеко от Берна, в Женеве, в это время существовала небольшая группа российских эмигрантов, членов анархо-народнической организации «Черный передел». Анна хорошо знала ее участников Веру Засулич и Льва Дейча, вместе с которыми когда-то состояла в группе «Южных бунтарей», а теперь познакомилась и с лидером чернопередельцев Георгием Плехановым. Вся эта женевская компания переживала тот же идейный переход от анархизма к марксизму, который Анна проделала чуть раньше, и, вполне вероятно, ее общение с Плехановым ускорило эту эволюцию. В октябре 1883 женевцы объявили о создании социал-демократической группы «Освобождение труда» и намерении издавать марксистскую литературу на русском языке. Этой издательской работе Анна помогала по мере своих сил в первое время существования группы [10, стр. 170].

В 1884 году Анна Кулишёва (эту фамилию она носила после развода с Коста и до конца жизни) по состоянию здоровья переехала в южную Италию. Она жила в Неаполе, где через год окончила образование с дипломом врача, а затем прошла дополнительный курс гинекологии в Турине и в Падуе; занималась исследованием родильной горячки и написала несколько научных работ на эту тему. В 1885 познакомилась с молодым адвокатом Филиппо Турати и стала его гражданской женой (общих детей пара не имела, поэтому официальное оформление брака считала излишним).

Филиппо Турати. Начало 1880-х гг.

К концу 1880-х пара поселилась в Милане, где Анна открыла собственную клинику. В это же время Кулишёва вернулась к активной политической жизни: в 1889 вместе с мужем организовала Миланский социалистический союз, в котором стала главным идеологом, а также официальной издательницей, редактором и основным автором «журнала политических и литературных исследований» (позже «двухнедельный журнал научного социализма») «Critica sociale» («Социальная критика») (Милан, 1891–1926). Журнал сыграл выдающуюся роль в пропаганде марксизма в Италии и принес Анне Кулишёвой широчайшую известность в кругах европейской социал-демократии: она переписывалась с такими авторитетнейшими деятелями, как Август Бебель, Карл Каутский и даже с самим Фридрихом Энгельсом, высоко ценившими ее.

В 1892 на основе Миланского социалистического союза возникла Социалистическая партия итальянских трудящихся (СПИТ), а в 1893 Кулишёва как ее представительница участвовала в Цюрихском конгрессе Социалистического интернационала и была избрана одним из его сопредседателей.

В ноябре 1894 СПИТ была запрещена, Кулишёва и Турати приговорены к высылке из Италии, но вскоре их дело было пересмотрено и супруги получили «всего лишь» три месяца тюрьмы.

Филиппо Турати

В 1895 бывшие активисты СПИТ стали инициаторами создания Итальянской социалистической партии (ИСП). Турати и Кулишева были в числе основателей новой партии, но журнал «Социальная критика» остался их «частным», а не партийным изданием, сохранив при этом статус одного из самых влиятельных печатных органов итальянских социалистов. Особое место среди работ Кулишёвой, опубликованных в журнале, занимали статьи по вопросам феминизма и эмансипации женщин. «Социальная критика» издавалась несколько десятилетий, с перерывом в 1898–1899: в это время Кулишёва и Турати были арестованы и преданы суду в связи с массовыми стачками и рабочими волнениями. Суд признал их виновными в подрывной антиправительственной деятельности, но приговорил лишь к крупному штрафу и тюремному заключению на 2 года; впрочем, уже через год супруги были освобождены по амнистии.

К началу 1900-х Турати и Кулишёва оказались лидерами «реформистского» крыла ИСП, которое после партийного съезда 1902 года контролировало партию. Анна участвовала в разработке законопроектов о женском и детском труде, которое социалистам удалось провести в парламенте; в 1911 была в числе организаторов Социалистического комитета за женское избирательное право.

Анна Кулишева. 1908 год

Подробный рассказ о деятельности ИСП увел бы нас далеко в сторону от биографии Анны Кулишёвой, ограничимся лишь тем, что партия пережила несколько расколов, один из которых произошел в 1921 году. Реформисты тогда были исключены из ИСП, и Турати с Кулишёвой стали организаторами Унитарной социалистической партии. Через год, в конце 1922, к власти в Италии пришли фашисты, затем последовал запрет социалистических партий. С этого времени Анна Кулишёва прекратила политическую деятельность. Жить ей оставалась меньше трех лет.

Анна Кулишёва, урожденная Розенштейн, по первому мужу Макаревич, по второму мужу Коста, – умерла в Милане 27 декабря 1925, на 72-м году жизни. Похороны сопровождались демонстрацией, которая, видимо, стала одним из последних легальных выступлений социалистов при диктатуре Муссолини, и кровавыми столкновениями с фашистами [11, pp. 105–106].

Первая публикация: Дубовик А. Ганна Макаревич між Одесою та Італією (життєвий шлях однієї з засновниць Італійської соціалістичної партії) // Південний захід. Одесика. Історико-краєзнавчий науковий альманах. Вип. 35. Одесса: Бондаренко М. О., 2024. С. 142–150.

Источники

1. Макаревич Анна Моисеевна / Деятели революционного движения в России: биобиблиографический словарь. От предшественников декабристов до падения царизма. Том 2. Семидесятые годы. Вып. 3. М-Р. – М. Изд-во ВОПКИС. 1931

2. Сажин М.П. Русские в Цюрихе. // Каторга и ссылка. 1932. № 10. С. 20–78.

3. Розенштейн Мария Яковлевна / Деятели революционного движения в России: биобиблиографический словарь. От предшественников декабристов до падения царизма. Том 2. Семидесятые годы. Вып. 3. М-Р. – М. Изд-во ВОПКИС. 1931

4. Рудько Н.П. Революційні народники на Україні (70-ти роки Х1Х ст.). – Київ. Изд-во КГУ. 1973.

5. Макаревич Петр Маркелович / Деятели революционного движения в России: биобиблиографический словарь. От предшественников декабристов до падения царизма. Том 2. Семидесятые годы. Вып. 3. М-Р. – М. Изд-во ВОПКИС. 1931

6. Дебогорий-Мокриевич В.К. [Автобиография.] / Деятели СССР и революционного движения России. – М. 1989. С. 57–67.

7. Канев С.Н. Революция и анархизм. Из истории борьбы революционных демократов и большевиков против анархизма (1840–1917 гг.). – М. Мысль. 1987.

8. Кропоткин П.А. Записки революционера. – М. Мысль. 1990.

9. Дейч Л. Роль евреев в революционном движении. Том 1. – М., Л. ГИЗ. 1925.

10. Бережанский А.С. Г.В. Плеханов: от народничества к марксизму. – Воронеж. Изд-во Воронежского государственного университета. 1990.

11. Ginzburg N. The Things We Used To Say. – Arcade Publishing. 1999.

 525 total views,  4 views today