Девятнадцать вопросов о П.А. Кропоткине: письмо Г.П. Максимова к Дж. Вудкоку

Девятнадцать вопросов о П.А. Кропоткине: письмо Г.П. Максимова к Дж. Вудкоку

Автор:

Девятнадцать вопросов о П.А. Кропоткине: письмо Г.П. Максимова к Дж. Вудкоку

Share/репост

9 декабря 2022 г. исполняется 180 лет со дня рождения П.А. Кропоткина. В честь этого прекрасного события предлагаем вашему вниманию письмо русского анархиста-эмигранта Г.П. Максимова к канадскому историку Дж. Вудкоку (сохранившееся в архиве Международного института социальной истории в Амстердаме). В этом письме Г.П. Максимов отвечает на присланные 19 вопросов о революционной деятельности теоретика анархо-коммунизма П.А. Кропоткина. Вплоть до 1980-х гг. ни в СССР, ни в русском зарубежье не было написано ни одной фундаментальной научной работы по истории российского анархистского движения. Это письмо — пример того, как русские анархисты-эмигранты не только влияли на европейских и американских историков посредством своей публицистики и мемуарных очерков, но и даже консультировали их по истории анархистского движения в Российской империи и СССР.

Научная историография русского анархизма середины XX в. уникальна и заслуживает отдельного исследования. Когда Н.А. Бердяев писал, что «анархизм — явление русского духа», он вряд ли мог себе представить ситуацию, что именно в «стране безграничной свободы духа» творческое наследие русских анархистов будет исследоваться меньше всего [Бердяев 2015, с. 264, 267]. Безусловно, в СССР писали и про «антитеологизм» М.А. Бакунина, и про концепцию безгосударственного коммунизма П.А. Кропоткина, и про участие «махновцев» в Гражданской войне, но что это были за исследования? Как справедливо отмечает один из самых известных российскому читателю историк анархического движения П.В. Рябов: «Даже наиболее интересные из опубликованных в советское время работ, посвящённых философии анархизма, носят описательный и фрагментарный характер, “за деревьями не замечают леса” и в лучшем случае могут быть использованы в качестве материала для написания общих фундаментальных исследований по данной теме. Большая же часть книг и статей советских исследователей, посвящённых анархизму, не отличается и этими достоинствами» [Рябов 2007, с. 4]. В вышедшей в 2019 г. монументальной книге «Российский анархизм в XX в.» Д.И. Рублёв продолжает мысль П.В. Рябова и добавляет, что изучение анархистского движения в советской историографии в основном существовало «в соответствии с догматами марксистско-ленинской теории» [Рублёв 2019, с. 9]. Даже в 1980-х гг., когда в свет стали выходить действительно интересные работы, отличающиеся свободным и беспристрастным владением архивных источников (в первую очередь сочинения Н.М. Пирумовой[1]О роли Н.М. Пирумовой в истории академических исследований русского анархизма в СССР см. [Ульянова 2013].), книжный рынок наполняли труды про анархистов-сторонников «мелкобуржуазной идеологии». Типичный пример — «Революция и анархизм» С.Н. Канева, где можно встретить такие строки: «Анархистские теории революции со свойственным им заигрыванием с крайней революционностью не раз вводили в заблуждение революционных борцов, хотя всегда были разновидностью мелкобуржуазной, мнимой революционности» [Канев 1987, с. 319].

Русские эмигранты об анархистах, разумеется, писали, но предметом их исследования был анархизм как своеобразная концепция, «вплетённая» в различного рода историософские размышления. Возможно, наиболее ярко это выражено в книге Н.А. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма» (1955), где философ предлагает оригинальное концептуальное прочтение левых радикальных идей в истории России, среди которых анархизм занимает особое место. Его коллега П.Б. Вышеславцев в своих многочисленных очерках чаще всего вспоминает об анархистах в тех случаях, когда речь заходит о феномене власти и о подходах к её изучению (с точки зрения этики, права и т. д.). Оригинальное сочетание религиозно-философского и философско-правового подхода к этой проблеме лучше всего представлено в публикациях мыслителя в журнале «Путь» [Вышеславцев 1926; 1934]. Правовед и философ Е.В. Спекторский полагает, что в истории русского анархизма можно выделить «три ветви» теории: М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин и Л.Н. Толстой. Как историк идей он, разумеется, пытается усмотреть связь между содержанием каждой концепции и способами развития мысли, которые явно или неявно присутствуют в трудах теоретиков. По мнению Е.В. Спекторского, М.А. Бакунин старался опираться на философию истории, П.А. Кропоткин — на философию природы, Л.Н. Толстой — на этику [Спекторский 1922]. И.А. Ильин, сделавший весомый вклад в изучение анархизма ещё до своего отъезда из России (не только благодаря своим переводам на русский язык таких знаменитых на рубеже XIX–XX вв. исследователей анархизма, как П. Эльцбахер [Эльцбахер 1906], сотрудничеству с анархо-гуманистом А.А. Боровым [Рублёв, Рябов 2011], но и весьма ценным комментариям к философии М. Штирнера [Ильин 1911]), уже в Европе писал об анархистах как о чём-то общем, как об абстрактном явлении, с которым необходимо в первую очередь бороться. В эмигрантский период творчества детали этой проблемы мало интересовали И.А. Ильина [Герасимов 2017a].

Не секрет, что покинувшие Россию после становления большевистской власти историки, правоведы и философы были стеснены в финансовых средствах настолько, что любая фундаментальная научная работа требовала от них немыслимых усилий. Позволить себе масштабные исследования по анархизму в русской диаспоре просто никто не мог. Усугублял положение и своеобразный «посттравматический синдром» — анархисты ассоциировались не только с общей «красной» повесткой, которая привела многих людей к изгнанию из России, но и с движением «махновцев», которые, как известно, заключали несколько союзов с большевиками в годы Гражданской войны. Пожалуй, большая и лучшая часть того, что мы можем прочитать в эмигрантской печати о русском анархизме, написана в жанре общественно-политической и философской публицистики. Анархизм в научной и научно-просветительской печати русского зарубежья представлен главным образом как средство, а не как цель. Русские эмигранты-интеллектуалы рассуждали о М.А. Бакунине и П.А. Кропоткине по одной причине – они хотели понять, как развивалась революционная мысль в России, почему русская история привела к Исходу 1920 г., можно ли было избежать этой трагедии.

В период 1921–1937 гг. анархистов в России становится всё меньше и меньше. В 1921 г. целый ряд ключевых активистов анархо-синдикализма большевики высылают в Германию. В том же году они расстреливают теоретика ассоциационного анархизма Л. Чёрного. В 1924 и 1925 гг. лояльные советской власти пананархисты братья А.Л. и В.Л. Гордины покидают Россию, понимая, что большевистские власти не готовы мириться даже с «лоялистами». В 1929 г. анархо-гуманист А.А. Боровой как «неразоружившийся анархист» ссылается в Вятку. Он остаётся в России, но возможности печатать свои сочинения и говорить о своих взглядах у него не было. В 1937 г. мистический анархист А.А. Солонович после всех лагерных мук умирает в тюрьме. Пёстрая «палитра» революционеров исчезает под давлением политических обстоятельств [Рублёв 2019, c. 436–450]. В СССР не остаётся почти никого, кто мог бы препятствовать стремительной идеологизации творческого наследия анархизма в академических исследованиях. Например, известный советский учёный С.Я. Лурье после публикации таких своих работ, как «Антифон, творец древнейшей анархической системы» (1925) и «Предтечи анархизма в древнем мире» (1926) в анархо-синдикалистском издательстве «Голос труда», в дальнейшем сосредоточится исключительно на классической филологии и к прежним увлечениям возвращаться больше не будет.

Русские анархисты-эмигранты имели ещё меньше шансов попасть в академических мир, чем покинувшие Россию интеллектуалы. Вовлечённые в революционную борьбу, они развивали русскоязычную периодическую печать для трудового сектора русской диаспоры. Попытки издавать свои собственные исторические очерки в академических издательствах не предпринимались, как за редким исключением[2]Марк Мрачный (Клаванский) (1892–1975) — русский анархист-эмигрант, после получения в 1934 г. научной степени … Continue reading не предпринимались и попытки повлиять на западноевропейскую и американскую науку в целом.

Стоит признать, что вплоть до 1980-х гг. ни в СССР, ни в русском зарубежье не было издано ни одной масштабной академической и свободной от идеологических шор работы по русскому анархизму. Означает ли это, что и европейское, и американское научные сообщества после революции 1917 г. были холодны к этой теме? Вовсе нет. Именно благодаря западным учёным творческое наследие русских анархистов в середине XX в. продолжало осмысляться на страницах академических изданий. Благодаря таким историкам, как П. Аврич (Avrich) и Дж. Вудкок (Woodcock), проекты фундаментальных научных исследований по истории русского анархизма продолжали жить. И П. Аврич, и Дж. Вудкок старались обращаться за консультациями к участникам событий, связанным с анархистским движением. Например, не переведённая на русский язык книга «Голос анархиста: устная история анархизма в Америке» П. Аврича представляет собой сборник интервью, которые учёный успел взять у многих публицистов, печатавшихся в анархистской прессе (в том числе и у русских анархистов) [Avrich 1995].

Джордж Вудкок (1912-1995)

Письмо Г.П. Максимова к Дж. Вудкоку является доказательством того, что пускай и в форме своеобразных консультаций, но русское зарубежье всё же влияло на западные академические исследования творческого наследия русских анархистов. Более того, из содержания письма явствует, что у канадского историка не было доступа к источникам, благодаря которым можно было бы полноценно воссоздать историю русского революционного движения XIX–XX вв. (не говоря уже об отдельных обстоятельствах жизни людей в пореволюционной России). Смог бы Дж. Вудкок написать свою книгу о П.А. Кропоткине [Woodcock, Avakumovic 1950], если бы Г.П. Максимов подробно не ответил на присланные 19 вопросов? Скорее всего, в итоге это было бы неноваторское историческое сочинение, в котором бы воспроизводились уже известные американской науке факты.

Григорий Петрович Максимов (1893–1950)— одна из ключевых фигур русской анархистской эмиграции[3]Более подробно о биографии Г.П. Максимова см. [Герасимов 2016].. Без изучения истории его деятельности невозможно понять феномен рабочего движения русской диаспоры середины XX в. Несмотря на то что Г.П. Максимов прошёл через все ключевые этапы развития русского левого политического радикализма в России — от стремительного развития анархо-синдикализма на территории Российской империи в 1905 г. до «пожара» Гражданской войны 1917–1921 гг., — именно после высылки из страны в 1921 г. ему лучше всего удалось проявить организаторские способности (это и создание многочисленных акций о большевистском терроре в СССР, и интеграция русских анархистских групп зарубежья в целостные союзы и движения). В США Г.П. Максимов, зарабатывая себе на жизнь трудом разнорабочего, читал публичные лекции в Чикаго, Детройте и Акроне. Талант публициста и мыслителя позволил ему встать у руля целого ряда важных для русского рабочего движения периодических изданий, главными из которых, пожалуй, являются «Дело труда» и «Дело труда — Пробуждение». Г.П. Максимов не только редактировал статьи, решал технические и финансовые вопросы издательского дела, но и помещал в журналы свои собственные очерки по истории анархистского движения. Безусловно, это были не академические работы — они написаны в публицистической манере, с разного рода (иногда, пожалуй, лишними) отступления и комментариями, без ссылок на современные исследования по социальным и политическим наукам. Вместе с тем эти очерки бесконечно талантливы и важны и для своего времени, и для своего читателя (рабочие и политические активисты русского зарубежья). Монументальный труд Г.П. Максимова «Гильотина за работой. 20 лет террора в России» [Maximov 1940], к сожалению, так и не издан на русском языке, хотя это сочинение имело успех в мире и переиздавалось неоднократно (3-е издание осуществлено в 2013 г.) [Maximov 2013].

Последнее обстоятельство говорит о том, что личность русского анархиста-эмигранта нуждается в большем обсуждении на страницах научных публикаций. Начиная с 1993 г. о Г.П. Максимове говорят в академических работах, но всегда в ряду с другими революционерами. Историки очень редко останавливаются и на обзоре его теории «переходного периода», и на его «революционном оборончестве» в годы Второй мировой войны. За исключением некоторых сочинений А.В. Шубина [Шубин 1993], В.В. Дамье [Дамье 2011] и Д.И. Рублёва [Рублёв 2012], встретить хоть сколько-то идейную рецепцию творческого наследия мыслителя-революционера крайне трудно. Даже о его издательской деятельности мы знаем всё ещё очень мало [Герасимов 2017б]. Вместе с тем известно, что к концу 1940-х гг. авторитет Г.П. Максимова в среде русской трудовой диаспоры США был огромен. Для молодых товарищей он являлся человеком, который своими глазами видел, как происходит революция, политический террор и гражданская война. В 1949 г. Г.П. Максимов получает письмо от Дж. Вудкока – с просьбой проконсультировать его по вопросам, возникшим в ходе работы над книгой о П.А. Кропоткине.

Джордж Вудкок (1912–1995) — профессор Университета Британской Колумбии в Ванкувере, член Канадского королевского общества (1968), обладатель медали заслуженного биографа от Университетской библиотеки Британской Колумбии (1973), лауреат Премии Томаса Генри Пентленда Молсона в области искусств (1976)[4]Более подробно о биографии Дж. Вудкока см. [Douglas 1998].. Из-за своей неприязни к идеи государственных наград в 1994 г. отказался от Ордена Канады. Западному филологическому научному сообществу он известен прежде всего как основатель журнала «Канадская литература» («Canadian Literature», 1959), первого литературоведческого академического издания, целиком посвящённого канадским писателям и литературным критикам. Массовый читатель знает его как автора многочисленных биографических работ о П-Ж. Прудоне, О. Уайльде и П.А. Кропоткине. В годы Второй мировой войны Дж. Вудкок познакомился с Т.С. Элиотом, О. Хаксли и Дж. Оруэллом. Знакомство с последним вылилось в тесную дружбу.

Впрочем, историки знают и о временной конфронтации двух интеллектуалов в 1940-х гг. Дж. Вудкок всегда придерживался пацифистских взглядов, тогда как Дж. Оруэлл полагал, что в особых случаях (например, мировая война) пацифизм превращается в молчаливое одобрение действий тоталитарных сил. Британский писатель обвинил своего друга в том, что его пацифистскую позицию можно обозначить как «профашистскую». На страницах журнала «Партизан Ревью» («Partisan Review») 1942–1946 гг. читатель может проследить ход полемики между канадским пацифистом и британским писателем-антифашистом (этот сюжет хорошо изучил историк П. Дэвисон, см. [Davison 2013]).

После Второй мировой войны Дж. Вудкок решился написать книгу о П.А. Кропоткине. В качестве соавтора он выбрал молодого историка, ещё студента, эмигранта из Югославии, И. Авакумовича (1926–2014), который специализировался по истории радикальных политических теорий. К 1949 г. Дж. Вудкок уже опубликовал книгу «Анархия или хаос» [Woodcock 1944] и большой биографический очерк о британском анархисте У. Годвине (Godwin) [Woodcock 1948]. Опыт работы с историей международного анархизма у него был, но с историей русского анархизма — нет. Видимо, это обстоятельство вынудило его написать письмо Г.П. Максимову. К сожалению, точно сказать, кто дал Дж. Вудкоку почтовый адрес русского эмигранта, пока невозможно. Тем не менее из письма следует, что канадский историк, вероятно, уже знал о существовании журнала «Дело труда», редактором которого в прошлом как раз и был Г.П. Максимов.

Книга Дж. Вудкока и И. Авакумовича «Князь-анархист: биография Петра Кропоткина» («The Anarchist Prince: A Biographical Study of Peter Kropotkin») впервые вышла в свет в 1950 г. в Лондоне в издательстве «T.V. Boardman and Company». Она состоит из введения, 10 глав и библиографии. Несмотря на то что критики в целом встретили это сочинение с большим интересом, было отмечено, что книге не хватает полноценной источниковой базы, что многие факты из жизни П.А. Кропоткина воспроизведены по его автобиографии «Записки революционера» [Karpovich 1953]. В последующем именно это обстоятельство заставит американского историка М.А. Миллера (Miller) написать монографию «Кропоткин» [Miller 1976], в которой будут учтены замечания, высказанные в адрес сочинения Дж. Вудкока и И. Авакумовича[5]На работу Дж. Вудкока и И. Авакумовича также опирается американский биолог и историк науки Ли Алан Дугаткин … Continue reading. Г.П. Максимов и Дж. Вудкок не стали друзьями, но их сотрудничество на этом не закончилось. По сведениям П. Аврича, Дж. Вудкок работал над составлением и изданием книги русского анархиста-эмигранта «Конструктивный анархизм» [Avrich 1967].

The Anarchist Prince. The Biography of Prince Peter Kropotkin. G. Woodcock, I. Avakumović

К сожалению, в фонде Г.П. Максимова не сохранилось письмо Дж. Вудкока, но исходя из ответов, можно понять, что именно интересовало канадского историка. Стоит сделать несколько замечаний:

  1. Подробный анализ отношения П.А. Кропоткина к Первой мировой войне обусловлен не только тем, что на момент написания письма (1949 г.) Вторая мировая война закончилась совсем недавно. Сам Г.П. Максимов в период 1939–1945 гг. оказался в ситуации, когда ему, как и П.А. Кропоткину, нужно было сформулировать аргументированную позицию анархиста к происходящему в мире: должен ли противник государства поддерживать какую-либо сторону в сложившемся военном конфликте, и если да, то какую? Пускай влияние Г.П. Максимова распространялось исключительно на русских анархистов-эмигрантов и участников рабочих союзов в США и Канаде, его мнение по этому вопросу помогало определиться целому слою русской диаспоры.
  2.  Внутри теории анархизма всегда было много самостоятельных идейных течений. Г.П. Максимов как теоретик анархо-синдикализма, разумеется, излагает своё особое видение личности П.А. Кропоткина в становлении анархо-синдикалистского движения. Он ничего не пишет о дискуссиях, сложившихся вокруг проблемы участия анархистов в революционном синдикализме, как не пишет и о том, что несмотря на участие кропоткианцев (Ж. Грав, Э. Реклю и т. д.) в создании сети независимых профсоюзных организаций по всему миру, к теории анархо-синдикализма они относились неоднозначно [Дамье 2012]. Другими словами, следует помнить, что Г.П. Максимов часто пристрастен в изложении фактов.

Письмо Г.П. Максимова к Дж. Вудкоку находится в Архиве Института социальной истории в Амстердаме, в отделе русских коллекций, в личном фонде русского анархиста-эмигранта (International Institute of Social History, G.P. Maksimov Papers — Arch. 00852, inv. nr. 3, 10–23 pp.). Язык оригинала письма — английский. Текст машинописный. Информация и комментарии об упомянутых персоналиях и изданиях приводятся в конце публикации.

Письмо Г.П. Максимова Дж. Вудкоку

1 февраля 1949 г. Чикаго, Иллинойс, 47-я улица

Дорогой друг[6]Пометка «Dear friend» сделана от руки. Джордж Вудкок! Получил Ваши 19 вопросов по поводу Петра Кропоткина накануне своего отъезда из Чикаго. Вернулся буквально несколько дней назад[7]Начиная с 1930-х гг. Г.П. Максимов часто выступал с лекциями перед русскими рабочими эмигрантами в разных … Continue reading — этим объясняется, почему я не ответил Вам сразу.

Вот ответы:

  1. Первая группа русских анархистов образовалась в 1890-х гг. в Женеве (Швейцария). Она называлась «Анархистская библиотека»[8]См. [Аврич 2006, с. 239; Selbuz 2006]., это была издательская группа. Инициатором группы был доктор А.А. Атабекян[9]Атабекян Александр Моисеевич (1868–1933) — теоретик анархизма, врач, политический деятель. Двоюродный брат И.Н. … Continue reading, армянин. Первой изданной брошюрой была «Парижская коммуна и понятие о государственности» М.А. Бакунина со вступительной статьёй П.А. Кропоткина[10]См. [Бакунин 1892]..
  2. Нет, Кропоткина не было.
  3. Журнал «Хлеб и воля»[11]Хлеб и воля: Орган анархистов-коммунистов. Главный редактор К. Оргеани (Г. Гогелия), в журнале также … Continue reading издавался в Женеве (Швейцария) с августа 1903 г. по ноябрь 1905 г. (24 номера). Он прекратил своё существование, так как редактор товарищ К. Оргеиани[12]Гогелия Георгий Ильич (1878–1924) — русско-грузинский анархист. Известен также как К. Оргеиани и И. Иаишвили. В 1895 … Continue reading уехал в Россию для революционной борьбы в Грузии.
  4. Не знаю, но предположу, что было напечатано около 2000–3000 копий. Журнал издавался не для эмигрантского круга, а для нелегальной транспортировки в Россию. В зарубежье его присутствие было незначительным.

Редактором «Хлеба и воли» был К. Оргеиани, грузин, он же К. Илиашвили, настоящее имя — Г. Гогелия. Он умер 21 декабря 1921 г.[13]В настоящее время известно, что Г.И. Гогелия умер в 1924 г. См.: Biographical Dictionary of Georgia (in Georgian). National Parliamentary Library of … Continue reading в Республике Грузия.

Кропоткин принимал активнейшее участие в «Хлебе и воле». Статьи, как правило, публиковались анонимно. По словам Марии Гольдсмит[14]Гольдсмит Мария Исидоровна (урожд. Андросова, печатавшаяся также под псевдонимом «Корн»; 1871–1933) — … Continue reading, верной ученицы и одной из ближайших его подруг, следующие статьи в «Хлебе и воли» принадлежат П. Кропоткину:

  1. «Мирный исход или революция?» — «The peaceful end or revolution?»[15]Г.П. Максимов использовал транслитерацию и свой перевод названия статей П.А. Кропоткина на английский.
  2. «Нужен ли анархизм в России?» — «Do Russia need anarchism?»
  3. «Революция началась» — «The revolution begin».
  4. «Русская революция» — «The Russian revolution».
  5. «Крестьянское восстание» — «The peasant uprising».
  6. «Организация или вольное соглашение» — «The organization or free agreement».
  7. «Бакунин» — «Bakunin».
  8. «Русский рабочий союз» — «The Russian labor Union».
  9. Все русские анархистские группы были анархо-коммунистическими[16]Анархо-коммунизм на рубеже XIX–XX вв. был доминирующим направлением в анархизме во всём мире. Несмотря на то … Continue reading, но сильно отличались друг от друга по вопросам тактики, следовательно никакого единства не было[17]Это хорошо иллюстрируется взаимоотношениями женевской группы «Хлеб и воля» (1903–1905) с одной стороны и … Continue reading. Численность этих групп всегда была невелика. Обычно название издания в то же время было и названием группы. Вплоть до 1914 г. в Европе существовали следующие анархо-коммунистические группы[18]Нижеприведённая информация о периодических изданиях анархо-коммунистов до 1914 г. сверена с … Continue reading:
  10. Женевская группа «Хлеб и воля», 1903–1905 гг.
  11. Группа «Чёрное знамя», 1904 г., Женева. Эта группа издала 1 или 2 номера журнала под тем же названием[19]Чёрное знамя: журнал анархистов-коммунистов / ред. И. Гроссман (1905, № 1, дек.)..
  12. Группа «Безначалие», 1905 г., Париж. Эта группа издала один выпуск под тем же названием и ещё 3 выпуска издала в России[20]Безначалие: листок группы «Безначалие»: Орган группы анархистов-коммунистов / ред. Н. Романов, М. Сущинский, … Continue reading.
  13. Группа «Буревестник», 1906–1910 гг., Париж. Группа издала 19 номеров журнала под тем же названием[21]Буревестник: Орган синдикального анархизма: Орган русских анархистов-коммунистов / изд. Женевской группы … Continue reading.
  14. Группа «Бунтарь», 1906 г., Париж. Группа издала всего 1 номер журнала под тем же названием[22]Бунтарь: Орган русских анархистов-коммунистов (1906, № 1, 1 дек.; 1908, № 2/3), Paris..
  15. Лондонская группа «Хлеб и воля», 1906–1914 гг. Эта группа издавала «Листки “Хлеба и воли”»[23]Листки «Хлеб и воля»: Газета: Орган коммунистов-анархистов / гл. ред. П.А. Кропоткин; члены ред.: М. Гольдсмит, В. … Continue reading. Кропоткин входил в состав редакционной коллегии, осуществлял корректуру и писал статьи. После того, как газета прекратила своё существование, группа стала издавать брошюры под редакцией Кропоткина.
  16. В конце 1906 г. из всех фракций в Женеве была сформирована «Женевская организация анархо-коммунистов». В её планы входило издание журнала под названием «Голос пролетария» как свободная площадка для всех анархо-коммунистов. Это так и не было реализовано.
  17. Группа «Анархист», 1908–1909 гг., Париж. Эта группа опубликовала 4 номера журнала под тем же названием[24]Анархист: Орган русских анархистов-коммунистов [«чернознаменцев» и «Анархического крестьянского союз»] / … Continue reading.
  18. Группа «Общинники», 1910–1912 (?) гг., Париж. Эта группа выпускала журнал «Молот»[25]Молот: Журнал парижских анархистов-коммунистов / ред. А. Карелин, А. Виноградов, В. Волин, В. Забрежнев; тир. 300 … Continue reading. Сколько выпусков всего было, точно не знаю.
  19.  Группа «Рабочее знамя», 1913 г. Цюрих, Швейцария. Сколько всего выпусков было, точно сказать не могу[26]Рабочее знамя: Газета Лозаннской группы анархистов-коммунистов; Орган русских анархистов-коммунистов (1915, … Continue reading.
  20.  Группа «Рабочий мир», 1911–1914 гг., Париж. В ноябре 1913 г. произошло собрание всех существующих групп. Они согласились объединиться в общую «Федерацию русских анархистских групп». Под этим заглавием они продолжили издавать «Рабочий мир»[27]Рабочий мир: Орган Цюрихской группы анархистов-коммунистов «Рабочий мир» / ред. А. Ге, И. Гроссман, Е. Артемьев … Continue reading. Адрес издания и секретаря коллегии были изменены, возможно, в целях конспирации, и перенесены в Лондон: Лондон, Джубили стрит, д. 16. А. Шапиро (London, Jubilee street, 16, A. Shapiro). Но А. Шапиро[28]Шапиро Александр Моисеевич (1883–1946) — активист русского анархического движения, а после революции 1917 г. — … Continue reading не был ни редактором, ни секретарём журнала. В действительности редколлегия была перенесена в Париж. В то же самое время Кропоткин начал писать статьи для журнала. В июне 1914 г. К. Оргеиани отказался работать в редколлегии, и издание прекратило своё существование. В течение 1912–1913 гг. было выпущено 9 номеров журнала, а в течение 1914 г. — 5.

Перед войной 1914–1918 гг. в США существовало множество анархо-коммунистических групп в разных городах. Участниками этих групп были по преимуществу рабочие и крестьяне, которые в основном были политическими мигрантами[29]Из известных политических мигрантов, покинувших Российскую империю и начавших революционную борьбу в среде … Continue reading. Небольшая часть из них создала Союз русских рабочих[30]Союз русских рабочих в США и Канаде — рабочая организация анархистской направленности в Северной Америке, … Continue reading. Анархистские группы очень быстро стали самой значимой частью всех местных объединений, а Союз русских рабочих стал анархо-синдикалистской организацией. Количество активных участников Союза русских рабочих к 1917 г. приближалось к отметке в 10 000 человек. В 1912 г. газета Союза русских рабочих «Голос труда»[31]Голос труда: Орган русских анархистов-синдикалистов; Орган «Союза русских рабочих в США и Канаде» / ред. … Continue reading стала еженедельной. Редактором этой газеты был анархо-синдикалист Максим Раевский[32]Фишилев Лев Иосифович (он же — Максим Раевский; 1880–1931) — русский теоретик анархо-синдикализма. В 1892–1899 гг. … Continue reading, главный редактор парижского «Буревестника». «Голос труда» как печатный орган Союза русских рабочих прекратил своё существование в 1917 г., когда большая часть рабочих активистов вернулась в Россию и уже там продолжила издавать газету. В США существовали и другие анархистские издания, но они в большей степени зависели от «Голоса труда», например «Рабочая мысль»[33]Рабочая мысль: Журнал: Орган вольных рабочих Америки / ред. А. Шнабель. Нью-Йорк (1916, № 1, авг. — № 11, июнь).. Существовали также Русские отделения Индустриальных рабочих мира с анархо-синдикалистскими журналами. Союз русских рабочих, Русские отделения Индустриальных рабочих мира и другие анархистские группы издавали грандиозные объёмы анархистской литературы и почти все труды П. Кропоткина.

Русское анархистское движение отказалось разделить взгляды П. Кропоткина по поводу войны.

  • Влияние Кропоткина на анархистское сообщество в России перед 1914 г. было огромным — даже те, кто не соглашался с его взглядами по вопросу тактики, находился под влиянием его философии. Это влияние оставалось сильным даже после 1914 г.
  • Кропоткин был редактором журнала «Листки “Хлеба и воли”». Это единственная официальная должность, которую он занимал в русском анархистском движении. Черкезов[34]Черкезишвили Варлаам Асланович (он же — Черкезов; 1846–1925) — грузинский революционер, анархо-коммунист. … Continue reading вообще не занимал никакую должность.
  • Шапиро жил в Лондоне с 1902 по 1917 г. Он был преданным учеником и поклонником Кропоткина. Он принадлежал к лондонской группе «Хлеб и воля», и когда группа издавала «Листки “Хлеба и воли”», а также брошюры, он помогал Кропоткину в технических вопросах. Шапиро отказался принять позицию Кропоткина по поводу войны. Он был арестован и заключён в концентрационный лагерь как иностранец[35]Г.П. Максимов имеет в виду арест и тюремное заключение А. Шапиро за антивоенную агитацию в 1916 г.. После войны Шапиро находился в очень дружеских отношениях с Кропоткиным: он навещал его изредка, но никогда не говорил с ним о войне. Шапиро как секретарь нашего анархо-синдикалистского издательства «Голос труда»[36]Голос труда — анархо-синдикалистское книжное издательство, возникшее после переезда газеты «Голос труда» … Continue reading делает всё для дальнейших публикаций сочинений Кропоткина.
  • См. п. V.
  • У Кропоткина не было личных связей с людьми из «Буревестника», но он с симпатией воспринял их новую социально-политическую позицию, известную сейчас как анархо-синдикализм.
  • В Западной Европе были и другие группы, но они по преимуществу были анархо-коммунистическими. Несколько последователей Прудона (например, Лев Чёрный[37]Турчанинов Павел Дмитриевич (он же — Лев Чёрный; 1878–1921) — русский анархист, теоретик ассоциационного … Continue reading) и Штирнера не меняют сути дела.
  • Группа «Хлеб и воля» в целом не поддерживала Кропоткина по поводу войны в 1914 г. Впрочем, Черкезов и ещё некоторые другие — поддерживали.

Русские анархисты в большинстве своём не поддерживали взглядов Кропоткина на войну, но многие из них не видели особой разницы между позицией Кропоткина и позицией Плеханова. Многие видели, что Кропоткин несмотря на свои убеждения оставался анархистом и революционером: настаивая на войне против Германии, он не защищал существующий социальный порядок. Это заметили даже социалисты. Он не поддерживал западные силы как таковые, но полагал, что силы, выступающие за Свободу и Прогресс, в случае победы Германии, вероятно, будут уничтожены.

Кстати, среди молодых русских анархистов было несколько фанатиков, которые подробно описали смерть Кропоткина и даже написали некролог.

  • Не думаю, что у Кропоткина были какие-либо контакты <по вопросу войны> с анархистами в России, это было просто невозможно. С русскими анархистами-эмигрантами — да, он общался со всеми, кто поддерживал его позицию, например с Марией Гольдсмит, с Йозефом Яновским[38]Яновский Шауль-Йосеф (1864–1939) — русско-еврейский анархист, активист идиш-движения, редактор, переводчик. … Continue reading в самом начале войны. Пожалуйста, не забывайте, что некоторые русские анархисты из Парижа выступали против Германии, сражались с Германией.
  • Ни до, ни после Октябрьской революции у Кропоткина не было прямых контактов с русскими анархистами. Помните, что на тот момент ему было 75 лет. У него были проблемы со здоровьем. Он был весь поглощён написанием «Этики»[39]П.А. Кропоткин планировал написать к концу жизни двухтомное философское сочинение по этике. Завершен был … Continue reading и других научных трудов.

Тем не менее он всегда выражал большой интерес к анархистскому движению, с особым вниманием изучал анархистскую периодику. Я приведу несколько примеров.

Однажды, когда он ещё жил в Москве, во время своей прогулки по Поварской улице он заметил вывеску нашего «Вольного Голоса Труда»[40]В 1918 г. Союз анархо-синдикалистской пропаганды (САСП) распался на отдельные группы. Г.П. Максимов, Е.З. Ярчук и … Continue reading и без всяких колебаний зашёл в помещение издательства вместе с женой, а потом очень дружески пообщался со всеми нашими товарищами. Он спросил о деятельности нашей организации и дал несколько советов. Во второй раз он посетил наше издательство в переулке Чернышевского. Он обратил внимание товарищей на одну мою статью в газете «Голос труда» и сказал: «Такие статьи нужно публиковать отдельной брошюрой и распространять тысячами, как мы это делали в наше время». Меня не было в двух этих случаях в издательстве, но я сам навещал Кропоткина дважды: первый раз в Москве, второй раз в Дмитрове.

Какие-то молодые люди послали ему письмо, в котором просили совет, какого направления в анархизме стоит придерживаться. Кропоткин переслал это письмо А. Шапиро и попросил помочь этим молодым ребятам, для которых, как он сам полагает, лучшим решением был бы анархо-синдикализм (конечно, если они настроены решительно).

  • Поддерживал ли он Керенского? Вы о чём? Я ничего подобного не слышал. Он поддерживал революцию и принцип федерализма. Да, это правда — он выступал на Всероссийском демократическом совещании[41]Всероссийское демократическое совещание (Государственное совещание в Москве) — масштабный политический … Continue reading. Туда он был приглашён как все старые уважаемые революционеры. Да, он выступал, но в своём выступлении говорил о революции, а не в поддержку Керенского.
  • Нет, я уже говорил почему. Наше издательство — исключение.
  • Связи Кропоткина с Лениным? Никаких связей никогда не было.

Да, Кропоткин встретился с Лениным 8 или 10 мая 1919 г. в Москве в доме Бонч-Бруевича, который был управляющим делами Совнаркома. Эта встреча состоялась по просьбе Ленина[42]См. [Старостин 1970].. О чём они говорили — кроме Бонч-Бруевича, никто не знает. В 1930 г. в Ленинграде в журнале «Звезда» (в двух томах) Бонч-Бруевич опубликовал свои «Воспоминания о П.А. Кропоткине»[43]Бонч-Бруевич В.Д. Мои воспоминания о Петре Алексеевиче Кропоткине // Звезда. 1930. № 4. С. 177–194; Бонч-Бруевич В.Д. … Continue reading. В этих «Воспоминаниях» он пишет, что разговор был о кооперативном движении, а Ленин излагал свои дальнейшие планы на революцию. Кропоткин замечал: «По целому ряду вопросов и способы действия, и организацию мы признаем разные, но цели наши одинаковые. Я не откажусь помочь вам и вашим товарищам, но эта помощь будет выражена в форме критики. Я могу рассказать вам о всех неверных и неправильных решениях, которые уже были вами сделаны»[44]Г.П. Максимов воспроизводит цитату по памяти.. Ленин попросил Кропоткина рассказать обо всём.

После этой встречи Кропоткин написал Ленину два письма: первое датируется 4 марта 1920 г.[45]Кропоткин П.А. Письмо В.И. Ленину. 4 марта 1920 г. // ГАРФ Ф. 1129. Оп. 2. Ед. хр. 105. Л. 20–21., об очень трудном экономическом положении служащих почтамта и телеграфа города Дмитрова, а также в целом о ситуации в стране. Второе письмо датируется 21 декабря 1920 г. с критикой метода взятия заложников[46]Кропоткин П.А. О заложниках: Письмо В.И. Ленину // РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 478. Л. 1–4..

Дорогой Джордж Вудкок, журнал «Звезда» вы, вероятно, сможете найти в Лондонской библиотеке, если нет — обратитесь к нашему «Делу труда» за январь–февраль 1931 г., №52–63, в статье Аршинова «П.А. Кропоткин и большевики», страница 7[47]Аршинов П.А. П.А. Кропоткин и большевики. По Воспоминаниям о П.А. Кропоткине В.Д. Бонч-Бруевича // Дело труда. 1931. … Continue reading.

  • Как ему удавалось это делать? Он жил благодаря своему очень скромному заработку. Время от времени он получал деньги из США для политических заключённых в России. Это стало возможнымблагодаря его письменным воззваниям и обращениям. Эти деньги, он отправлял в Россию целевым образом или высылал их уже в Красный крест[48]Анархистский Красный Крест — международная организация, осуществляющая помощь заключённым в тюрьму … Continue reading, секретарём которого был А. Шапиро, а казначеем — Рудольф Роккер[49]Рудольф Рокер (Rocker; 1873–1958) — немецкий политический деятель, один из основоположников теории … Continue reading. Это было возможно в том числе и потому, что часть своих собственных денег Кропоткин отправлял на общее дело, когда редактировал «Листки», брошюры и 2–3 выпуска «Хлеба и воли» в 1909 г.
  • Нет, не было никаких контактов.

Дорогой товарищ, я очень надеюсь, что вы смогли разобраться с моим ужасным английским, ведь это самый настоящий сизифов труд для меня — писать на английском. Смею надеяться, что эти заметки помогут вам. Желаю вам удачи с новой книгой.

Сердечно ваш, Максимов

Г.П. Максимов (1893-1956) после Второй мировой войны

Источники и литература

  • РГАСПИ — Российский государственный архив социально-политической истории
  • Аврич 2006 — Аврич П. Русские анархисты 1905–1917. М.: Центрполиграф, 2006. 272 с.
  • Анархизм в истории России 2007 — Анархизм в истории России: от истоков к современности: библиографический словарь-справочник / В.Д. Ермаков, П.И. Талеров. СПб.: Cоларт, 2007. 724 с.

    Комментарий Анатолия Дубовика: «Считаю нужным отметить, что в указанном библиографическом словаре-справочнике часть, посвященная периодике российских анархистов (не только эмигрантской), принадлежит моему авторству, что составители справочника Ермаков и Талеров не сочли нужным как бы то ни было отметить. За их подписью опубликован чужой текст, к которому они не имеют никакого отношения, – в нем даже допущенные мной ошибки остались неисправленными».
  • Атабекян 1917а — Атабекян А.М. Атабекян А. Кровавая неделя в Москве. Впечатления и размышления очевидца гражданской войны. М., 1917. 16 с.
  • Атабекян 1917б — Атабекян А.М. Открытое письмо П.А. Кропоткину // Анархия. 1917. № 23. С. 1–8.
  • Бакунин 1892 — Бакунин М.А. Парижская коммуна и понятие о государственности / с предисл. П.А. Кропоткина. Женева: «Анархическая библиотека». Новая русская типография, 1892. 20 с.
  • Бердяев 1955 — Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. Париж: YMCA, 1955. 160 c.
  • Бердяев 2015 — Бердяев Н.А. Анархизм — явление русского духа // Анархизм: pro et contra, антология / cост., вступ. ст., коммент. П. И. Талерова. СПб.: РХГА, 2015. 1142 с.
  • Вышеславцев 1926 — Вышеславцев Б.П. Два пусти социального движения // Путь. 1926. № 4. С. 127–138.
  • Вышеславцев 1934 — Вышеславцев Б.П. Проблема власти и её религиозный смысл // Путь. 1934. № 4. С. 3–21.
  • Герасимов 2016 — Герасимов Н.И. Г.П. Максимов и история русской анархистской эмиграции // Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына 2016. М.: Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, 2016. C. 93–120.
  • Герасимов 2017a — Герасимов Н.И. Проблема анархизма в воззрениях философов права русского зарубежья // Нравственное измерение и человеческий потенциал права / отв. ред. В.М. Артемов. М.: Проспект, 2017. С. 243–250.
  • Герасимов 2017б — Герасимов Н.И. Дело труда — Пробуждение — анархистский эмигрантский журнал // Издательское дело российского зарубежья (XIX–XX в.): Сб. науч. тр. / Дом русского зарубежья им. А. Солженицына; Институт Российской истории РАН; отв. ред. П.А. Трибунский. М.: Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, 2017. С. 391–396.
  • Группа анархистов-коммунистов безначальцев 1905 — Группа анархистов-коммунистов безначальцев. Заявление // Листок группы «Безначалие». Париж. 1905. № 1. Апрель. С. 1–2.
  • Дамье 2011 — Дамье В.В. Берлинский центр российской анархистской эмиграции (1920-е годы) // Прямухинские чтения 2009 года. М.: Тип. «Футурис», 2011. С. 60–63.
  • Дамье 2012 — Дамье В.В. К 170-летию Кропоткина: Петр Кропоткин и революционный синдикализм: Сборник материалов IV Международных Кропоткинских чтений. К 170-летию со дня рождения П.А. Кропоткина (Материалы и исследования). Дмитров, 2012. Кимры: Кимрская типография, 2012. С. 91–100.
  • Ильин 1911 — Ильин И.А. Идея личности в учении Штирнера: (Опыт по истории индивидуализма). – Оттиск из изд.: Вопросы философии и психологии. – Москва, 1911. – № 22, кн. 106 (1) (январь / февраль). – С. 55–93.
  • Канев 1987 — Канев С.Н. Революция и анархизм. Из истории борьбы революционных демократов и большевиков против анархизма (1840–1917). М.: Мысль, 1987. 327 с.
  • Кропоткин 1922 — Кропоткин П.А. Этика. Происхождение и развитие нравственности. Т. 1. М.; Пг.: Голос труда, 1922. 274 с.
  • Лурье 1925 — Лурье Я.С. Антифон, творец древнейшей анархической системы. М: Голос труда. 1925. 160 с.
  • Лурье 1926 — Лурье Я.С. Предтечи анархизма в древнем мире. М.: Голос труда. 1926. 247 с.
  • Любина 2002 — Любина Г.И. Мария Исидоровна Гольдсмит // Природа. 2002. № 5. С. 91–93.
  • Рублёв 2012 — Рублёв Д.И. «Теория анархизма М.А. Бакунина … до сих пор представляется в ложном свете» Письмо Г.П. Максимова к П.Б. Аксельроду. 1923 г. // Исторический архив. 2012. № 5. С. 197–201.
  • Рублёв 2017 — Рублёв Д.И. Лев Фишелев (Максим Раевский): биография и идеи забытого теоретика российского анархизма начала XX в. // ACTA ERUDITORUM. 2017. № 24. С. 47–52.
  • Рублёв 2019 — Рублёв Д.И. Русский анархизм в XX в. М.: Родина. 2019. 704 с.
  • Рублёв 2020 — Рублёв Д.И. Газета «Голос труда» (1911–1917 гг.): история издания и роль в политической жизни русского зарубежья // На пороге перемен: книжные, архивные и музейные коллекции. Материалы научной конференции (Четвертые Рязановские чтения. Москва, 15–16 марта 2018 г.) / сост. И.Ю. Новиченко, Е.Н. Струкова; ред. Е.А. Лосева. М.: Гос. публ. ист. б-ка, 2020.С. 88–105.
  • Рублёв, Рябов 2011 — Рублёв Д.И., Рябов П.В. Алексей Алексеевич Боровой // Россия и современный мир. 2011. № 2. С. 221–239.
  • Рябов 2007 — Рябов П.В. Философия классического анархизма (проблема личности). М.: Вузовская книга, 2007. 340 с.
  • Спекторский 1922 — Спекторский Е.В. Русский анархизм // Русская мысль. 1922. № 1–2. С. 232–253.
  • Старостин 1970 — Старостин Е.В. О встречах В.И. Ленина и П.А. Кропоткина (К вопросу датировки) // Археографический ежегодник за 1968. М.: Наука, 1970. С. 225–229.
  • Ульянова 2013 — Ульянова Г.Н. Наталия Михайловна Пирумова (1923–1997): Судьба историка в зеркале эпохи. К 90-летию со дня рождения // История и историки: Историографический вестник. 2013. Т. 2011–2012. № 1. С. 271–303.
  • Чёрный 1923 — Чёрный Л. Новое направление в анархизме: Ассоциационный анархизм. Нью-Йорк: Изд. рабочего союза «Самообразование», 1923. 408 с.
  • Шубин 1993 — Шубин А.В. Проблема социальной революции в идеологии российской эмиграции 20–30-х гг. (по материалам эмигрантской периодики): Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 1993. 17 с.
  • Эльцбахер 1906 — Эльцбахер П. Анархизм / пер. Н.Н. Вокач, И.А. Ильин. М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1906. 327 с.
  • Avrich 1967 — Avrich P. Russian anarchists. Princeton: Princeton University Press, 1967. 332 p.
  • Avrich 1995 — Avrich P. Anarchist voice. Oral history of anarchism in America. Princeton: Princeton University Press, 1995. 574 p.
  • Avrich 2012 — Avrich P., Avrich K. Sasha and Emma: The Anarchist Odyssey of Alexander Berkman and Emma Goldman. Cambridge: Belknap Press, 2012. 582 p.
  • Davison 2013 — Davison P. George Orwell: A Life in Letters. N. Y.: Liveright, 2013. 560 p.
  • Douglas 1998 — Douglas F. The Gentle Anarchist: A Life of George Woodcock. Washington: University of Washington Press, 1998. 244 p.
  • Dugatkin 2011 — Dugatkin L.A. The prince of evolution. Peter Kropotkin’s adventures in science and politics. Middletown: Create Space Independent Publishing, 2011. 136 p.
  • Karpovich 1950 — Karpovich M. The Anarchist Prince: A Biographical Study of Peter Kropotkin. By Woodcock George and Avakumovic Ivan (L.: T. V. Boardman and Company. 1950. P. 463.) // The American Historical Review. 1953. Vol. 58, Issue 2. P. 381–382.
  • Maximov 1940 — Maximov G.P. The guillotine at work. Twenty years of terror in Russia. Chicago: The Chicago section of the Alexander Berkman Fund, 1940. 624 p.
  • Maximov 2013 — Maximov G.P. The guillotine at work. Twenty years of terror in Russia. Vol. 1. Hastings: Christie Books, 2013. 234 p.
  • Miller 1976 — Miller M.A. Kropotkin. Chicago: University of Chicago Press, 1976. 342 p.
  • Selbuz 2006 — Selbuz C. Biography of Armenian anarchist Alexander Atabekian // Abolishing the Borders from Below. 2006. № 25. P. 2–17.
  • Woodcock 1944 — Woodcock G. Anarchy or chaos. L.: Freedom Press, 1944. 124 p.
  • Woodcock 1946 — Woodcock G. William Godwin: A biographical study. L.: The Porcupine Press, 1946. 260 p.
  • Woodcock, Avakumovic 1950 — Woodcock G., Avakumovic I. The Anarchist Prince: A Biographical Study of Peter Kropotkin. L.: T. V. Boardman and Company, 1950. 463 p.

 297 total views,  2 views today

Примечания

Примечания
1О роли Н.М. Пирумовой в истории академических исследований русского анархизма в СССР см. [Ульянова 2013].
2Марк Мрачный (Клаванский) (1892–1975) — русский анархист-эмигрант, после получения в 1934 г. научной степени доктора медицинских наук в области психиатрии стал одной из ключевых фигур в истории психоанализа середины XX в., разрабатывал психоаналитический подход к анализу феномена социальной отчуждённости, страха свободы и др.
3Более подробно о биографии Г.П. Максимова см. [Герасимов 2016].
4Более подробно о биографии Дж. Вудкока см. [Douglas 1998].
5На работу Дж. Вудкока и И. Авакумовича также опирается американский биолог и историк науки Ли Алан Дугаткин (Dugatkin), написавший монографию о П.А. Кропоткине в 2011 г. [Dugatkin 2011].
6Пометка «Dear friend» сделана от руки.
7Начиная с 1930-х гг. Г.П. Максимов часто выступал с лекциями перед русскими рабочими эмигрантами в разных городах США. Известно о его лекциях в Акроне, Сент-Луисе и Детройте (см. [Герасимов 2016]).
8См. [Аврич 2006, с. 239; Selbuz 2006].
9Атабекян Александр Моисеевич (1868–1933) — теоретик анархизма, врач, политический деятель. Двоюродный брат И.Н. Атабекяна (1870–1916), марксиста, переводчика Манифеста Коммунистической партии и других работ К. Маркса и Ф. Энгельса на армянский язык. Родился в городе Шуша (Елисаветпольская губерния, Российская империя) в семье врача. К княжескому роду Атабекянов относится целый ряд видных военачальников и государственных деятелей Карабаха (например, Иванэ (Мелик-Вани) II Джрабердский (1766–1854)). В 1889–1896 гг. А.М. Атабекян учился на медицинском факультете Женевского университета. В Женеве издавал анархическую литературу на русском и армянском языках. В 1891 г. специально приехал в Лондон для встречи с П.А. Кропоткиным. Вместе они создали «Анархистскую библиотеку» — первую издательскую группу, которая выпускала в свет сочинения анархистов на русском языке. В 1896 г. А.М. Атебекян завершил обучение в Женевском университете и получил диплом врача. В 1914 г. полевой врач в русской армии, начальник полевого госпиталя на Кавказе. С февраля 1917 г. участник многочисленных дискуссий о Временном правительстве, член Московской федерации анархических групп. В «Открытом письме П.А. Кропоткину» критиковал «оборончество» друга и единомышленника, указывая на «захватнический характер» не только Германии и Австро-Венгрии, но и самой России (см. [Атабекян 1917б]. Октябрьскую революцию встретил отрицательно, называя её «братоубийственной бойней, вызванной распрями между социалистами двух разных толков» (см. [Атабекян 1917а]. Весной 1918 г. вместе с Г.Б. Сандомирским основал издательство «Почин» (1918–1922), которое выпускало анархо-коммунистические сочинения (как самого А.М. Атабекяна, так и П.А. Кропоткина). После закрытия издательства посвятил себя врачебной деятельности. Дети А.М. Атабекяна (Александр (1896–1952); Арсен (1902–1960); Ариана (1910–1977)) сокращали свою фамилию до «Атабек» (жили в СССР). Александр стал инженером, Арсен — врачом-эндокринологом, Ариана — кинорежиссёром. К числу наиболее значимых книг А.М. Атабекяна стоит отнести «Против власти. Сборник статей» (1918) и «Социальные задачи домовых комитетов» (1918).
10См. [Бакунин 1892].
11Хлеб и воля: Орган анархистов-коммунистов. Главный редактор К. Оргеани (Г. Гогелия), в журнале также сотрудничали П.А. Кропоткин, М.И. Гольдсмит, В. Черкезов и др. (1903, № 1, авг. — 1905, № 24, нояб.). Женева. (в действительности журнал издавался в Лондоне). Среди современников издательская группа стала известна как «Хлебовольцы». Вклад этой группы в распространение анархо-коммунизма среди российских левых радикалов начала XX в. сложно переоценить. Например, в период с 1904 по 1905 г. абсолютно все русские анархо-коммунисты находились под влиянием идей «хлебовольцев». На 1-м съезде группы в Лондоне в декабре 1904 г. в общих чертах были обозначены главные стратегические и тактические приоритеты в борьбе за идеалы анархо-коммунизма. Среди методов обсуждалась идея масштабной стачки трудящихся, которая должна спровоцировать массовые волнения. Массовые волнения должны, по идее, перерасти в народное восстание (начало социальной революции). На 2-м съезде группы в Лондоне (сентябрь 1906 г.) П.А. Кропоткин в своём выступлении выдвинул принцип, согласно которому анархисты не должны быть членами какой-либо партии (даже революционной, даже социалистической). Ситуация в России была объявлена особым социально-политическим феноменом, требующим отдельного анализа. С социально-философской точки зрения, анархо-коммунизм, было принято, отвергает какую-либо переходную форму социума между капитализмом и будущим безгосударственным коммунизмом. В дальнейшем все эти дискуссии были систематизированы и изложены П.А. Кропоткиным в книге «Хлеб и воля» (впервые опубликована на французском языке в 1892 г. под названием «La Conquête du Pain» с предисловием географа Э. Реклю (Reclus) в издательстве «Tresse et Stock» (Paris)), на русском языке этот труд вышел только в 1919 г. (издательство «Голос труда» (Петербург–Москва)).
12Гогелия Георгий Ильич (1878–1924) — русско-грузинский анархист. Известен также как К. Оргеиани и И. Иаишвили. В 1895 г. окончил Озургетское духовное училище, а затем поступил в Кутаисскую духовную семинарию. В 1897 г. бросил учёбу и уехал во Францию. Окончил агрономический факультет колледжа Нанс. Посещал лекции по химии в Женевском университете. После смерти М.А. Бакунина количество анархистов в Европе резко сократилось. Прочитав сочинения П.А. Кропоткина, Г.И. Гогелия примкнул к анархистам и открыл «новую главу» в истории русского анархизма. В 1900 г. по его инициативе в Женеве была создана «Группа русских анархистов за границей». В 1903 г. начинается активное сотрудничество Г.И. Гогелия с П.А. Кропоткиным. Создаётся группа «Хлеб и воля». В 1905 г. Г.И. Гогелия становится одним из влиятельнейших анархистов в России. Свою деятельность сосредотачивает не в Петрограде и Москве, а в Сухуми и Тифлисе. Вскоре снова эмигрирует во Францию, где издаёт сочинения своего друга, анархо-коммуниста В. Черкезешвили. В 1914 г. Г.И. Гогелия заболел туберкулёзом. В 1917 г. вернулся в Россию. Долго жить в климате Петрограда ему было противопоказано — в том же году он уехал в Грузию. Умер в 1924 г. в туберкулёзной больнице Тифлиса. В своём эссе «Анархизм или социализм?» И. Сталин критикует изданные Г.И. Гогелия работы В. Черкезешвили.
13В настоящее время известно, что Г.И. Гогелия умер в 1924 г. См.: Biographical Dictionary of Georgia (in Georgian). National Parliamentary Library of Georgia. URL: http://www.nplg.gov.ge/bios/en/00007405/ (дата обращения: 21.04.2021).
14Гольдсмит Мария Исидоровна (урожд. Андросова, печатавшаяся также под псевдонимом «Корн»; 1871–1933) — русско-французский учёный, участница революционного анархического движения, переводчица сочинений П.А. Кропоткина с французского языка на русский, сотрудница таких анархистских изданий, как «Листки “Хлеб и воля”» (1906–1907) и «К оружию» (1903–1904). В 1894 г. окончила факультет естественных наук Парижского университета, затем работала в лаборатории биолога Ива Делажа (Delage). Защитила докторскую диссертацию по сравнительной зоопсихологи в 1915 г. Из-за своего увлечения социологией (переводила на русский язык труды Г. Спенсера) познакомилась с П.А. Кропоткиным в 1903 г. В дальнейшем сочетала научную и революционную деятельность (как и сам П.А. Кропоткин). К наиболее важным трудам М.И. Гольдсмит стоит отнести «Эволюционные теории» (1909) и «Революционный синдикализм и анархизм. Борьба с капиталом и властью (1920). Более подробно о научных достижениях М.И. Гольдсмит см. [Любина 2002].
15Г.П. Максимов использовал транслитерацию и свой перевод названия статей П.А. Кропоткина на английский.
16Анархо-коммунизм на рубеже XIX–XX вв. был доминирующим направлением в анархизме во всём мире. Несмотря на то что труды М.А. Бакунина продолжали переиздаваться на разных языках, анархо-коллективизм как теорию постепенно сменил безгосударственный антиавторитарный коммунизм (анархо-коммунизм). Это случилось прежде всего благодаря П.А. Кропоткину, наиболее влиятельному теоретику анархизма после смерти М.А. Бакунина. Анархо-коммунизм, как и анархо-коллективизм, предлагает модель будущего общества, в котором свободные производственные коммуны связаны друг с другом принципом международного федеративного договора. Внутренняя социальная организация каждой коммуны представляет собой самоуправляемую общину без публичной политической власти. Если анархо-коллективизм всё же допускал, что индивид вправе получить весь произведённый продукт (используя средства производства, находящиеся в собственности у коммуны), то анархо-коммунизм в этом отношении шёл дальше — полагал, что собственность должна быть отменена как таковая. В то время исключение составляли лишь анархо-индивидуалисты в лице Б. Такера (Tucker) и Л. Спунера (Spooner), выступавшие за право человека владеть собственностью в предполагаемом мире без государства (при наличии свободного рынка).
17Это хорошо иллюстрируется взаимоотношениями женевской группы «Хлеб и воля» (1903–1905) с одной стороны и парижским «Безначалием» (1905) — с другой. Обе группы были анархо-коммунистическими. «Безначальцы» полагали, что «Хлеб и воля» недостаточно радикальны. В своих собственных прокламациях «безначальцы» предлагали активно использовать террор в отношении политиков и крупных фабрикантов (см. [Группа анархистов-коммунистов безначальцев 1905], что как раз не поддерживали «хлебовольцы».
18Нижеприведённая информация о периодических изданиях анархо-коммунистов до 1914 г. сверена с Библиографическом словарём-справочником под редакцией В.Д. Ермакова, П.И. Талерова (см. [Анархизм в истории России 2007]. Комментарий Анатолия Дубовика: «Считаю нужным отметить, что в указанном библиографическом словаре-справочнике часть, посвященная периодике российских анархистов (не только эмигрантской), принадлежит моему авторству, что составители справочника Ермаков и Талеров не сочли нужным как бы то ни было отметить. За их подписью опубликован чужой текст, к которому они не имеют никакого отношения, – в нем даже допущенные мной ошибки остались неисправленными».
19Чёрное знамя: журнал анархистов-коммунистов / ред. И. Гроссман (1905, № 1, дек.).
20Безначалие: листок группы «Безначалие»: Орган группы анархистов-коммунистов / ред. Н. Романов, М. Сущинский, Е. Литвин (1905, № 1, апр.; № 2/3 июнь–июль; № 4 сент.). Paris; Geneve.
21Буревестник: Орган синдикального анархизма: Орган русских анархистов-коммунистов / изд. Женевской группы анархистов-коммунистов «Беревестик»; ред. М. Дайнов (гл. ред. 1906–1908), Н. Рогдаев (гл. ред. 1908–1910), М. Раевский, А. Гроссман и др.; тир. 5000 экз. В начале 1908 г. издание перенесено в Париж. С августа 1909 г. (№ 13) — главный пропагандистско-агитационный орган «Союза русских анархистов-коммунистов» (1906, № 1, 20 июня — 1910, № 19, февр.). Geneve; Paris.
22Бунтарь: Орган русских анархистов-коммунистов (1906, № 1, 1 дек.; 1908, № 2/3), Paris.
23Листки «Хлеб и воля»: Газета: Орган коммунистов-анархистов / гл. ред. П.А. Кропоткин; члены ред.: М. Гольдсмит, В. Забрежнев, И. Книжник-Ветров, П. Кушнир, А. Шапиро (1906, № 1, 30 окт. — 1907, № 18, 5 июля). London.
24Анархист: Орган русских анархистов-коммунистов [«чернознаменцев» и «Анархического крестьянского союз»] / ред. Г.Б. Сандомирский, Б. Скворцов, В. Стоцкий и др. (1907, № 1, 30 окт., Geneve (напеч. в Финляндии) — 1909, № 4, апр., Paris. Девиз журнала: «Высшее право есть право восстания!».
25Молот: Журнал парижских анархистов-коммунистов / ред. А. Карелин, А. Виноградов, В. Волин, В. Забрежнев; тир. 300 экз. (1912, № 1, окт. — 1913, № 2), Париж.
26Рабочее знамя: Газета Лозаннской группы анархистов-коммунистов; Орган русских анархистов-коммунистов (1915, № 1, март — 1916, № 7, нояб.; 1917, № 1, 5 марта, № 2, 10 марта). Под ред. А. Ге., Losanna.
27Рабочий мир: Орган Цюрихской группы анархистов-коммунистов «Рабочий мир» / ред. А. Ге, И. Гроссман, Е. Артемьев (1912, № 1, июль — 1913, № 9); далее с января 1914 г. — Орган федерации заграничных групп русских анархистов-коммунистов / ред. А. Ге, Г. Гогелия, М. Гольдсмит (1914, № 1, февр. — № 5, июнь). London; Paris.
28Шапиро Александр Моисеевич (1883–1946) — активист русского анархического движения, а после революции 1917 г. — один из влиятельных деятелей русской анархистской эмиграции. Присоединился к анархистскому движению в 1900 г. Вместе с Р. Рокером (Rocker) в Великобритании издавал журнал «Жерминаль («Germinal» (1900–1909). Принципиальный противник войны. В 1916 г. за антивоенную пропаганду был арестован британской полицией и помещён в тюрьму. Выйдя из тюрьмы в 1917 г., приехал в Россию, где сразу же стал активным участником «Союза анархо-синдикалистской пропаганды». Редактировал газету «Голос труда» в 1917–1918 гг. С 1921 г. противник большевизма. В 1922 г. Шапиро был выслан за пределы России. В эмиграции — активный участник международного анархо-синдикалистского движения. Умер в Нью-Йорке.
29Из известных политических мигрантов, покинувших Российскую империю и начавших революционную борьбу в среде русской диаспоры в США, были Э. Гольдман и А. Беркман. И Э. Гольдман, и А. Беркман ещё в России освоили рабочие профессии (например, Э. Гольдман работала на ткацкой фабрике в Санкт-Петербурге). Их исходной идейной установкой был анархо-коммунизм. Влияние анархиста И. Моста (пропагандирующего террор) оказалось роковым. В 1892 г. Эмма и Александр организовали покушение на фабриканта Г.К. Фрика. Покушение оказалось неудачным (Г.К. Фрик выжил, А. Беркман был осуждён на 14 лет тюремного заключения). После этого случая они встали на путь организованной борьбы, осуждая террор. Более подробно см. [Avrich 2012].
30Союз русских рабочих в США и Канаде — рабочая организация анархистской направленности в Северной Америке, созданная усилиями трудовой русской эмиграции. После революции 1905 г. в России число политических активистов в среде русской рабочей диаспоры в США стало стремительно расти. Получив поддержку от Индустриальных рабочих мира (Industrial Workers of the World), Союз русских рабочих стал одной из ключевых русских политической левых организаций в США и Канаде. Вплоть до 1912 г. организация в большей степени была анархо-коммунистической, но под влиянием синдикализма провозгласила себя анархо-синдикалистской. Благодаря Союзу русских рабочих в свет вышли труды теоретиков анархизма в России (но пока ещё не эмигрировавшие в США), например Г.П. Максимова (см. Лапоть Гр. Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и наши отношения с ними. Нью-Йорк: Союз русских рабочих, 1919. 10 с.). В 1914 г. на съезде Союза в Детройте газета «Голос труда» становится печатным органом Федерации союзов русских рабочих США и Канады. Из-за «красной угрозы» специальной прокурорской группой (в состав которой входил Дж. Э. Гувер (Hoover), будущий глава ФБР) все рабочие союзы и объединения стали проверяться на предмет «большевистского заговора». Прокурорские проверки были и в отношении многих активистов Союза русских рабочих. В 1919 г. организация официально распалась (после того, как многих анархистов и социалистов, бывших уроженцев Российской империи, выслали за пределы страны на «Советском ковчеге» (специальный рейс корабля «Buford») в Петроград (в том же году)).
31Голос труда: Орган русских анархистов-синдикалистов; Орган «Союза русских рабочих в США и Канаде» / ред. 1911–1914: А.К. Родэ-Червинский, А.А. Карелин, 1914–1917: М. Раевский, В. Волин. New York. В мае–июне 1917 г. редакция в полном составе выехала в Россию. С августа 1917 г. издание возобновлено в Петрограде. Более подробно см. [Рублёв 2020].  
32Фишилев Лев Иосифович (он же — Максим Раевский; 1880–1931) — русский теоретик анархо-синдикализма. В 1892–1899 гг. учился в классической гимназии при Нежинском Историко-филологическом институте графа А.А. Безбородко. После окончания гимназии эмигрировал в Европу, где посещал университетские лекции в Германии и Швейцарии. В Берлине сблизился с немецкими социал-демократами. В 1903 г. осознал себя анархистом. В 1906–1910 гг. работал над анархо-синдикалистским журналом «Буревестник». Печатался в «Хлебе и воле» и других периодических русскоязычных изданиях анархистской прессы. Подписывался как «М.Р.» или «Максим Раевский». Критиковал террористическую тактику анархистской группы «Чёрное знамя», практику экспроприации, настаивал на организованной рабочей борьбе с применением метода систематических забастовок. Как и Г.П. Максимов, считал, что «переходный период» между капитализмом и будущим анархистским обществом логически неизбежен. В 1917 г. в России находился в эпицентре революционного движения. Под его влиянием оказался не только Г.П. Максимов, но и другие русские анархисты, такие как В.М. Волин, Е.З. Ярчук и А.А. Боровой. Умер 19 сентября 1931 г. См. подробнее [Рублёв 2017].
33Рабочая мысль: Журнал: Орган вольных рабочих Америки / ред. А. Шнабель. Нью-Йорк (1916, № 1, авг. — № 11, июнь).
34Черкезишвили Варлаам Асланович (он же — Черкезов; 1846–1925) — грузинский революционер, анархо-коммунист. Участник революционных кружков в России 1860-х гг. Сотрудничал с Г.И. Гогелия и П.А. Кропоткиным в 1903–1905 гг. и 1917 г.
35Г.П. Максимов имеет в виду арест и тюремное заключение А. Шапиро за антивоенную агитацию в 1916 г.
36Голос труда — анархо-синдикалистское книжное издательство, возникшее после переезда газеты «Голос труда» из США в Россию. Просуществовало в период 1917–1926 гг. Книжные магазины «Голоса труда» были в Петрограде и Москве.
37Турчанинов Павел Дмитриевич (он же — Лев Чёрный; 1878–1921) — русский анархист, теоретик ассоциационного анархизма. Выступал с критикой анархо-коммунизма. Полагал, что будущее общество должно представлять из себя федеративную сеть производственных ассоциаций. Если капитализм предлагает рынок и деньги в качестве информационного инструмента, сообщающего, что и в каком количестве производить, ассоциационный анархизм опирается на идею информационных бюро, собирающих данные о делах в той или иной ассоциации (тем самым регулируя экономическую слаженность ассоциаций). Расстрелян в 1921 г. Главный труд Л. Чёрного «Новое направление в анархизме: Ассоциационный анархизм» вышел в 1923 г. в Нью-Йорке посмертно (см. [Чёрный 1923]).
38Яновский Шауль-Йосеф (1864–1939) — русско-еврейский анархист, активист идиш-движения, редактор, переводчик. Покинул Российскую империю и эмигрировал в США в 1885 г. В 1889 г. был редактором первой анархистской газеты на идиш — «Вархайт». Принципиальный противник метода террора, который пропагандировал американский анархист И. Мост; считал, что террор не способствует революции, полагал необходимым не насильственные, а просвещенческие меры в обществе, сторонник культурного воспитания рабочих. Переводил на идиш произведения Л.Н. Толстого, П.А. Кропоткина, Б. Шоу. Издавал анархистскую литературу в переводах на разные языки, в том числе на немецкий. По специальности — страховой агент. Умер в Нью-Йорке.
39П.А. Кропоткин планировал написать к концу жизни двухтомное философское сочинение по этике. Завершен был лишь первый том. В 1922 г. анархо-синдикалисты посмертно издали последнее сочинение князя-анархиста (см. [Кропоткин 1922]).
40В 1918 г. Союз анархо-синдикалистской пропаганды (САСП) распался на отдельные группы. Г.П. Максимов, Е.З. Ярчук и др. организовали группу «Вольный голос труда». В том же году они стали издавать одноимённую газету (до декабря 1918 г.). Газета «Вольный голос труда» технически основывалась на издательстве «Голос труда». Сведений о том, что группа Г.П. Максимова и Е.З. Ярчука могла позволить себе собственное издательство и уличные вывески, нет.
41Всероссийское демократическое совещание (Государственное совещание в Москве) — масштабный политический форум 12–15 августа 1917 г., инициированный Временным правительством во главе с А.Ф. Керенским. Главная задача совещания — обсуждение политической ситуации в стране и объединение вокруг правительства лояльных власти разных политических сил. Помимо представителей от разных политических партий и общественно-политических движений к участию приглашались влиятельные революционеры конца XIX столетия, среди которых был П.А. Кропоткин. Помимо самого П.А. Кропоткина, на форуме выступили с речью такие известные политические деятели, как П.Н. Милюков, В.Д. Набоков, А.И. Гучков, Г.В. Плеханов, Е.К. Брешко-Брешковская и др.
42См. [Старостин 1970].
43Бонч-Бруевич В.Д. Мои воспоминания о Петре Алексеевиче Кропоткине // Звезда. 1930. № 4. С. 177–194; Бонч-Бруевич В.Д. Мои воспоминания о Петре Алексеевиче Кропоткине // Звезда. 1930. № 6. С. 182–211.
44Г.П. Максимов воспроизводит цитату по памяти.
45Кропоткин П.А. Письмо В.И. Ленину. 4 марта 1920 г. // ГАРФ Ф. 1129. Оп. 2. Ед. хр. 105. Л. 20–21.
46Кропоткин П.А. О заложниках: Письмо В.И. Ленину // РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 478. Л. 1–4.
47Аршинов П.А. П.А. Кропоткин и большевики. По Воспоминаниям о П.А. Кропоткине В.Д. Бонч-Бруевича // Дело труда. 1931. № 62–63. С. 7–13.
48Анархистский Красный Крест — международная организация, осуществляющая помощь заключённым в тюрьму анархистам. Политический Красный Крест — общее название для сети организаций, которые осуществляли финансовую и юридическую помощь политическим заключённым в Российской империи, далее — в СССР. Первая такая организация была создана бывшими участниками кружка «чайковцев» (куда входил и П.А. Кропоткин) в 1874–1875 гг. Из-за идеологических разногласий между анархистами и социал-демократами с 1906 г. был образован отдельный Анархистский Красный Крест. С 1918 г. организация была переименована в Анархистский Чёрный Крест.
49Рудольф Рокер (Rocker; 1873–1958) — немецкий политический деятель, один из основоположников теории анархо-синдикализма. Автор главных программных документов Международной ассоциации труда (МАТ). Активист и организатор профсоюзного движения в Германии, Нидерландах и США. Автор таких книг, как «Анархо-синдикализм» («Anarchо-syndicalism», 1938) и «Национализм и культура» («Nationalismus und Kultur», 1949). Один из ближайших друзей Г.П. Максимова.