Коллективизация в Каталонии (1955)

Коллективизация в Каталонии (1955)

Автор: Августин Зухи
Перевод: Арсений Кустов

Коллективизация в Каталонии (1955)

Share/репост

Перед Вами краткое свидетельство уникального социального опыта коллективизации в революционной Каталонии. Автор этих строк, Августин Зухи[1]Августин Зухи (Augustin Souchy; 1892–1984) — активный участник анархического социалистического движения Германии, … Continue reading, был в числе тех, кто отправился защищать свои идеалы и будущее от угрозы фашизма в революционную Испанию 1930-х годов.

Этот перевод посвящается 1 мая — и десятилетиям нашей борьбы против власти и угнетения, за Свободу, Социализм и социальную Справедливость.

— Арсений Кустов

Отрывок из книги Августина Зухи «Ночь над Испанией» (1955) / «Nacht über Spanien»

Августин Зухи

Коллективизация в Барселоне охватила сферы строительства, металлургии, коммунальных услуг (газ, вода, электричество и др.), транспорта и медицинского обслуживания, пекарни, бойни, театры и кинотеатры, салоны красоты, гостиницы, пансионаты и т.д. […] Зарплаты были одинаковыми у всех. Оклады низкооплачиваемых рабочих были увеличены, а слишком высокие ставки зарплат, наоборот, были снижены.

Переворот в промышленности произошёл с потрясающей скоростью. И этот переворот без сомнения доказал, что современное производство может эффективно работать без акционеров и боссов из руководства. Наёмные рабочие и служащие (инженеры, техники и т.п.) могут сами управлять сложным механизмом современной промышленности. Примеры этого бесконечны. Вот лишь некоторые из них:

Коллективизация муниципального транспорта

Первой мерой в коллективизации трамвайных путей в Барселоне было увольнение директоров и марионеток компании, получавших слишком большие оклады. Экономия от этой меры была очень значительной. Кондуктор зарабатывал в среднем 250–300 песет в месяц, в то время как гендиректор (управляющий) получал 5000 и три его помощника — 4441, 2384 и 2000 песет соответственно. Суммы, оставшиеся после отмены этих должностей, пошли на повышение зарплаты низкооплачиваемых рабочих — на 40–60%, средне- и высокооплачиваемых — на 10–20%. Следующим шагом стало сокращение рабочего времени до 40 часов в неделю (если бы не военная ситуация, оно было бы сокращено до 36 часов в неделю).

Ещё одно улучшение было сделано в области управления. До революции трамваи, автобусы и метро были в частной собственности отдельных компаний. Профсоюз решил объединить и переформировать все без исключения виды перевозок в эффективную систему. Такое нововведение означало улучшение условий передвижения и несравнимо более качественное обслуживание в общественном транспорте. Плата за проезд была снижена с 15 до 10 сантимов, устанавливался бесплатный проезд для школьников и стариков, раненых ополченцев, пострадавших от производственной травмы на работе, и инвалидов.

Ремонтные мастерские работали в дополнительные смены для ремонта поврежденных и реконструкции старых транспортных средств. Так оказалось лучше для всех заинтересованных сторон — лучшее обслуживание для населения, снижение тарифов, повышение зарплат и улучшение условий труда. Единственными недовольными были, конечно, инвесторы и их вечная прислуга, чиновники. Профсоюз транспортников и коммунальных рабочих стал коллективным транспортным товариществом. […]

Социализация телефонной службы

Больше половины телефонных линий были уничтожены взрывами гранат во время боевых действий. Было необходимо восстановить и отремонтировать телефонную связь в городе. Не дожидаясь ничьих требований, рабочие восстановили нормальную телефонную связь в течение трёх дней. Тысячи новых линий были установлены в местных профсоюзах, центрах ополчения и районных комитетах. Закончив с этой важнейшей работой, на общем собрании членов профсоюза работники телефонной службы решили коллективизировать телефонную систему. Из своей среды рабочие выбрали комитет по управлению — для этого каждый район выбрал своего ответственного руководителя.

Абоненты заявляли, что качество телефонной связи было выше при коллективном, чем при частном управлении. Как и на коллективизированном транспорте, оклад низкооплачиваемых рабочих сильно вырос.

Коллективизация железных дорог

[…] Каталонские железные дороги также были социализированы. Из-за недостатка снабжения технические улучшения не могли быть проведены сразу. С окончанием боевых действий железнодорожные операции возобновились уже под новым управлением профсоюза. Железные дороги работали нормально, без сбоев. Тарифы и ставки остались прежними. Заработная плата низкооплачиваемых рабочих была существенно увеличена. Должности высшего руководства и бесполезных бюрократов были отменены. Очевидно, что коллективизация означала конец частных капиталистических корпораций — акции, облигации и долги старой администрации были аннулированы.

Железнодорожные ремонтные заводы в Барселоне производили также и бронетранспорт. Уже через неделю после возвращения на работу были собраны первые машины скорой помощи. Оборудование вызвало искренний восторг и похвалу медицинских работников. […] Теперь не было бюрократов, которые бы отдавали приказы — рабочие сами выбрали себе технических специалистов и управляющих из своей среды. И эти достижения объясняются не «стахановским соревнованием» между коллегами по работе, а духом доброй воли и взаимопомощи, который вдохновлял рабочих.

Коллективизация доков

За счёт низкой зарплаты и плохих условий труда для докеров на набережной господствовали рэкетиры. С набережной несло взяточничеством, отбросами и воровством. Рэкетиры, судовые агенты, капитаны и портовые боссы — все они были в сговоре. Эти злоупотребления вызывали бесконечные забастовки, часто сопровождавшиеся насилием — направленным не только против работодателей, но и против всей системы в целом.

После 19 июля[2]19 июля 1936 года в Испании: после неудачной попытки фашисткого военного переворота против республиканского … Continue reading профсоюзы портовых рабочих и моряков избавились от рэкетиров и их агентов. Они решили работать с капитанами кораблей и компаниями напрямую, без посредников. Это привело к переходу всех работ в гавани в руки новообразованного коллектива работников порта. Так как контракты с иностранными судоходными компаниями и их агентами не могли быть отменены, профсоюзы плотно контролировали финансовые операции испанских агентов этих компаний.

Эти изменения привели к значительному росту зарплат и улучшению условий труда для докеров. Была отменена фиксированная сумма с каждой тонны грузооборота, предоставлены защита от безработицы, болезней, несчастных случаев и другие права. Порт Барселоны был социализирован.

Социализация газа, воды и электричества

Вода, газ и электроэнергия почти во всех испанских городах находились в частной собственности. Компания «Барселонский водоканал» и её дочерняя компания «Льобрегатский водоканал» владели системами газо- и водоснабжения во многих испанских городах. Это была гигантская корпорация с капитализацией 275 млн песет и со средней годовой прибылью более 11 млн песет.

Финансисты уехали из страны до 19 июля дожидаться итогов фашистской военной операции. Профсоюзы решили взять управление компаниями на себя и коллективизировать всю их собственность. Управленческие кадры была выбраны рабочими из своих рядов. При частном управлении рабочим было отказано в повышении заработной платы и других их требованиях. При коллективном управлении была установлена минимальная дневная заработная плата от 14 песет при 36-часовой рабочей неделе с равной зарплатой для женщин, пособием по болезни и старости. Позже, в связи с кризисом войны и нехваткой рабочей силы, рабочая неделя была увеличена до 40, а ещё позже — до 48 часов. Сэкономленные средства, полученные в результате эффективного управления, а также отмены дивидендов с акций, прибылей, процентов по кредитам и т.п., были направлены на снижение тарифов на водоснабжение на 50%. Кроме того, профсоюзами был сделан вклад в антифашистский военный комитет на общую сумму свыше 100 000 песет только в течение нескольких первых месяцев после 19 июля. […]

Советы предприятий, управляющие и административные комитеты всех уровней действовали в соответствии с указаниями, которые открыто обсуждались и давались им всеми рабочими на общем собрании предприятия. Все люди на ответственных постах были строго подотчетны контролирующим комиссиям профсоюза. Только полностью трудоспособные, квалифицированные и проверенные работники считались достойными занимать ответственные посты. Было большой честью, если человеку было доверено нести ответственность за своих товарищей по профсоюзу. […]

Коллективизация парикмахерских

Коллективизация охватила также и более мелкие фирмы: небольшие фабрики, ремесленные, сервисные и ремонтные мастерские и др. Часто ремесленники и владельцы мелких мастерских — вместе со своими сотрудниками и помощниками — вступали в профсоюз своей отрасли. Объединив свои усилия и ресурсы на товарищеской основе, мелкие предприятия могли провести крупные проекты и оказывать услуги в более широком масштабе. Независимые ремесленники со своими инструментами и мастерские также присоединялись к коллективам лавочников. Коллективизация парикмахерских является прекрасным примером того, как происходил переход от капитализма к социализму на предприятиях мелкого производства и сферы услуг.

Парикмахеры Барселоны, Мадрида и других испанских городов добровольно и самостоятельно начали реорганизовывать свою отрасль. В Мадриде парикмахерские были коллективизированы еще до 19 июля. Целью коллективизации было стереть различие между владельцами мелких салонов и их помощниками. Парикмахерские не являются крупным бизнесом — но для испанских синдикалистов социализм и коллективизм не мог быть ограничен уничтожением только крупного капитализма. В реорганизации труда в соответствии с принципами свободы и сотрудничества есть место для всех. Даже самые маленькие предприятия, на которых работал один или несколько человек, могли участвовать в реорганизации общества. До 19 июля 1936 года насчитывалось 1100 парикмахерских салонов в Барселоне — большинство владельцев которых едва сводили концы с концами. В салонах посетителей часто ждали грязь и плохое обслуживание. 5000 помощников парикмахера были одними из самых низкооплачиваемых рабочих — они зарабатывали около 40 песет в неделю (для сравнения: строителям платили 60–80 песет). 40-часовая рабочая неделя и повышение зарплаты на 15%, которые были установлены после 19 июля, означали бы разорение для большинства парикмахерских. Поэтому владельцы и их помощники добровольно решили социализировать все свои салоны.

Как это было сделано? Все салоны просто вступили в профсоюз. На общем собрании было принято решение закрыть все убыточные предприятия. Число салонов было решено сократить с 1100 до 235 — экономия за счёт аренды, освещения и прочих расходов составила 135 000 песет в месяц. Эти 235 магазинов были переоснащены и обставлены со вкусом. За счёт сэкономленных средств зарплата была увеличена на 40%. Каждый имел право на работу и каждый получал одинаковую заработную плату. Бывшие владельцы никак не пострадали от социализации. Они были трудоустроены и получали стабильный доход. Все вместе работали на равных условиях за равную плату. Различие между работодателями и работниками было стёрто — они стали равными участниками трудовых товариществ — так выглядел социализм, построенный «снизу вверх»[3]Автор противопоставляет социализм испанских анархических профсоюзов, построенный «снизу вверх» … Continue reading.

Коллективизация текстильной промышленности

Непростой задачей было коллективизировать и поставить на прочное основание отрасль, в которой занято почти четверть миллиона рабочих с десятков фабрик, разбросанных по разным городам. Но в Барселоне синдикалистский профсоюз текстильщиков совершил этот подвиг в короткие сроки. Это был чрезвычайно значимый эксперимент. Диктатура боссов была свергнута — и уровень зарплаты, условия труда и производства стали устанавливаться самими работниками и избранными ими делегатами. Все избранные рабочими лица должны были выполнять указания членов профсоюза и докладывать обо всём людям напрямую — на заводских и профсоюзных собраниях. Коллективизация в текстильной промышленности раз и навсегда разрушила миф, что рабочие не в состоянии управлять крупным и сложноорганизованным производством.

При создании коллектива отрасли был выбран управляющий комитет из 19 рядовых рабочих. Через три месяца комитет по управлению доложил рабочим о состоянии коллектива отрасли и о достигнутом прогрессе.

После неудачи фашистского путча бывшие владельцы бежали за рубеж и прихватили с собой активы предприятий. Но избавившись от уплаты дивидендов и процентов по акциям, директоров с их высокими окладами и других ненужных издержек, трудовые коллективы смогли оплатить увеличение расходов на сырьё. Две новые машины для изготовления искусственного шелка были приобретены заграницей — необходимость в иностранной валюте успешно была покрыта за счёт продажи готовой продукции за рубеж.

На каждой фабрике был выбран управляющий комитет из наиболее способных работников. В зависимости от величины предприятия в функции этих комитетов входили — внутренняя организация фабрики, статистика, финансы, деловая переписка и контакты с другими предприятиями и обществом. […] Коллективизация принесла улучшение условий труда для рабочих. 60-часовая рабочая неделя на некоторых фабриках была сокращена до 40 часов. Ставки зарплат были установлены на более равном для всех уровне. Сверхурочная работа была отменена, а зарплата выросла с 68 до 70 песет. Ставки заработной платы устанавливали сами рабочие на профсоюзных собраниях.

Фотоархивы:

 198 total views,  3 views today

Примечания

Примечания
1Августин Зухи (Augustin Souchy; 1892–1984) — активный участник анархического социалистического движения Германии, Швеции, Мексики и Кубы. Участник FAUD (Союз свободных рабочих Германии; 1919–1933). В апреле–ноябре 1920 года посещает Советскую Россию как представитель революционных синдикалистов, встречается с В. Лениным и П. Кропоткиным. По инициативе FAUD совместно с Р. Рокером участвует в организации в декабре 1922 года анархической IAA-IWA (Международная Ассоциация Трудящихся, МАТ). Активно участвует в революционных событиях в Испанской Каталонии в 1931–1939 годах на стороне анархической CNT-FAI (Национальная конфедерация труда — Федерация Анархистов Иберии; секция МАТ в Испании), ведущей силы революции в Каталонии. Революционный журналист, редактор газеты Der Syndikalist («Синдикалист»; 1921–1933), посетил большинство стран Европы, Латинской Америки и Израиль, изучая либертарный социальный опыт этих стран. Эксперт МОТ (Международная Организация Труда при ООН; с 1963 года). Неоднократно высылался из Франции, Австро-Венгрии, Швеции и др. Отбывал заключение в шведской тюрьме (за антимилитаристскую пропаганду) и французском концлагере для военнопленных (после поражения революции в Испании) — оба раза успешно бежал. В период Первой мировой войны по предписанию властей вынужден носить нагрудный знак «Осторожно, анархист!» Имел тесную дружбу с Э. Мюзамом, Р. Рокером, Б. Дуррути, Э. Гольдман, К. Тельман и др. участниками международного анархического социалистического движения. Он оставил глубокие воспоминания о русской, немецкой, испанской, кубинской и португальской революциях, в которых Зухи участвовал, и другие труды, изданные на немецком, английском, испанском, французском, шведском и других языках. В 1984 году о его борьбе против фашизма в Испании был снят документальный фильм с его участием «Долгая надежда» (Die lange Hoffnung). Ниже наиболее полный список опубликованных работ: https://portal.dnb.de/opac.htm?query=Woe%3D118615769&method=simpleSearch.
219 июля 1936 года в Испании: после неудачной попытки фашисткого военного переворота против республиканского правительства социалистов начинается Гражданская война 1936–1939 годов и происходит стихийный революционный взрыв, волной прокатывающийся по стране и сопровождающийся процессами коллективизации и социализации, организованных при поддержке анархистской CNT-FAI и части социалистов из UGT (Всеобщий союз трудящихся).
3Автор противопоставляет социализм испанских анархических профсоюзов, построенный «снизу вверх» самими трудящимися — социализму российской партии большевиков, построенному «сверху вниз» партией «профессиональных революционеров».