Князь Пётр Кропоткин и эволюционная биология

Князь Пётр Кропоткин и эволюционная биология

Авторы:

Князь Пётр Кропоткин и эволюционная биология

Share/репост

Рецензия на книгу Lee Alan Dugatkin. The prince of evolution. Peter Kropotkin’s adventures in science and politics. CreateSpaceIndependentPublishing. 2011. 136 p.

Американский биолог и историк науки Ли Алан Дугаткин из Луисвилльского университета лишь начинает завоёвывать внимание постсоветского читателя. Переведённая недавно на русский язык книга «Как приручить лису (и превратить в собаку): Сибирский эволюционный эксперимент». 1 (англ. How to Tame a Fox (And Build a Dog): Visionary Scientists and a Siberian Tale of Jump-Started Evolution») очень быстро попала в хит продаж на «Литрес» и получила много положительных отзывов от посетителей Международной книжной ярмарки в Москве в этом году. Вместе с тем, другие сочинения американского учёного заслуживают не меньшего внимания. Специалист в области изучения поведения животных, исследователь феномена альтруизма и кооперации в природе, Л.И. Дугаткин, хоть и не является таким активным общественным деятелем, как например Н. Хомский, в науке идёт по стопам своего героя П.А. Кропоткина.

Работа «Принц эволюции» написана в далёком 2011 г., но с тех пор так и не была переведена на русский язык. Более того, рецензий на книгу в отечественной научной печати пока не обнаружено. Такое досадное упущение, даже преступление, не имеет срока давности. Биологи нечасто пишут историческое очерки о П.А. Кропоткине. Тем более, биологи, разделяющие концепцию взаимопомощи, известной в англоязычном научном мире как mutual aid.

Ли Алан Дугаткин

Сочинение Л.И. Дугаткина стоит понимать как вдохновенный исторический очерк о П.А. Кропоткине, написанный биологом, который в конце 1980 гг. при подготовке диссертации открыл для себя научное наследие русского революционера и с тех пор стал доказывать, что альтруизм встречается в природе чаще, чем мы хотим в это верить. Вдохновлённый не только смелостью идей русского мыслителя, но и их блестящим изложением («wonderfully written») Л.И. Дугаткин сочетает в себе исследователя-биолога, внимательного учёного-эмпирика и историка науки, прекрасно разбирающегося в непростой организации архивных документов по всему миру. С течением времени потребность в написании отдельной книги о П.А. Кропоткине росла. В 2011 г. в издательстве CreateSpace, принадлежащем Amazon.com, долгожданное сочинение наконец-то вышло в свет. Его характерной особенностью является не только то, что история жизни П.А. Кропоткина представлена как долгое и героическое путешествие к научной истине, и даже не то, что фокус внимания автора логично «настроен» на биологическое наследие русского анархиста. Л.И. Дугаткину удалось показать, что утверждение эволюционизма П.А. Кропоткина в мире науки происходило так же, как и утверждения идей анархизма в мире политики – от формулировки идей до их пропаганды и борьбы против тех, кто эти идеи искажает.

Структурно книга состоит из предисловия, восьми глав, послесловия, примечаний, слов благодарности и небольшого глоссария. Уже в начале книги автор отмечает, что больше 80-лет в научном мире концепция взаимопомощи П.А. Кропоткина играла важную роль («critical role») в изучении поведения и эволюции живого. В то же время она стала идейной базой для развития движения «зелёных». Э. Уилсон (Wilson), один из влиятельнейших биологов современности, утверждает, что феномен альтруизма является одной из фундаментальных проблем («fundamental problems»)2 в изучении поведения животных. Л.А. Дугаткин замечает, что лабораторные исследования, которые сейчас проводятся в университетах Принстона, Техаса и Хельсинки стали возможны благодаря научным трудам П.А. Кропоткина.3

Автор работает на стыке жанра интеллектуальной биографии и историко-научного эссе: переплетаются сюжеты из частной жизни мыслителя, события, принципиально повлиявшие на его умонастроение и дальнейший творческий путь, а также факты из научной жизни XIX в. Особое внимание уделяется экспедициям П.А. Кропоткина в Сибирь, ставшую для русского революционера, по меткому замечанию Л.А. Дугаткина, его Галапагосскими островами. В этих краях льда и снега («in this land of ice and snow») молодой русский учёный усматривал, как всюду работает взаимопомощь («saw mutual aid at work everywhere»). Это обстоятельство тем удивительней, что зимой Сибирь становится максимально недружелюбной в отношении всего живого. Тем не менее, в этом «brutal place» кооперация животных была заметна отчётливо. Более того, П.А. Кропоткин наблюдал в сибирских деревнях высшую форму социальности, когда отдельные индивиды (простые крестьяне) сплачиваются против враждебной действительности (суровой сибирской зимы). С течением времени, когда наблюдения русского мыслителя стали всё больше и больше подтверждаться, он обозначил свои эволюционные взгляды как «прогрессивный эволюционизм», эволюционизм, настаивающий на том, что идея прогресса и эволюции взаимозависимы. Проводя строгую демаркацию между Дарвином и дарвинистами, исказившими исходные идеи своего учителя, П.А. Кропоткин решает посвятить свои исследования истинному пониманию эволюции: существующая в природе взаимопомощь уравновешивает взаимную борьбу между группами особей. Более того, действительным врагом особи является совокупность обстоятельств, климат, природные стихии, а не другие особи (уж тем более особи того же вида).

«Принц эволюции» (2011)

В студенческие годы П.А. Кропоткин попадает в кружок «чайковцев», где знакомится с книжной культурой философии и политической истории. После разочарования в государстве, присутствие которого в Сибири лишь создавало бюрократические барьеры и никак не помогало жизни людей, русский мыслитель соединяет свои научные интенции с соответствующими им политическими воззрениями – с анархизмом. После прочтения книг о свободной децентрализованной жизни Юрской Федерации в Швейцарии он всё больше убеждается, что взаимопомощь распространяется не только на природный мир, но и на мир социальный. Последующий арест и побег из госпиталя при Петропавловской крепости привели П.А. Кропоткина в Европу. Здесь он блестяще начал сочетать политическую деятельность и научную работу.

Л.А. Дугаткин подробно описывает сотрудничество мыслителя с Королевским географическом обществом, а также с редакциями журналов Nature и Nineteenth centuary. Начиная с публикаций своих геологических работ (комментарии к «Исследованию о Ледниковом периоде», обогащённые собственными наблюдениями по физической географии), П.А. Кропоткин медленно перешёл к написанию статей, в основе которых лежала его концепция взаимопомощи. Отдельно описывается и научная деятельность дарвиниста Томаса Гексли, которого в отечественных научных публикациях часто демонизируют, представляя его чуть ли не главой социал-дарвинистов (понятие, которое до сих пор нуждается в отдельном исследовании). Л.А. Дугаткин с теплотой говорит о Т. Гексли как о талантливом учёном, не видевшем то, что видел П.А. Кропоткин. Если для русского мыслителя была очевидна мысль, что солидарность, альтруизм и взаимная поддержка являются «стержнем» эволюционного механизма, то для его английского коллеги всё было абсолютно наоборот. И это печалило английского учёного. Эмпирическое исследования, наблюдения показали Т. Гексли, что мир есть «гладиаторское» («gladiator») поле брани. Задача человека заключается в том, чтобы восстать против аморальной природы («man needed to revolt against an amoral nature»). Путь решения социальных проблем по Т. Гексли: сокращение населения, увеличение темпов материального производства, улучшение методов санитарии, повышение уровня научной грамотности в обществе. C выходом в свет в 1902 г. работы «Взаимопомощь как фактор эволюции» (англ. «Mutual aid: a factor of evolution») число сторонников Т. Гексли заметно поредело. Знаменитая книга П.А. Кропоткина находилась в абсолютной противофазе научному мейнстриму того времени. Тем не менее, количество эмпирических данных, собранных учёным, а также борьба за «истинный дарвинизм» сделали своё дело – идея тотальной борьбы всех против всех как в природе, так и в обществе (Т. Гоббс, Т. Гексли и др.) стала уступать идее кооперации и взаимопомощи. Немалую роль в этом сыграла и политическая жизнь Европы того времени – стремительный рост «левых» политических идеологий как в Британии, так и в странах континентальной Европы.

Л.А. Дугаткин в своей книге не обходит стороной и популярные сюжеты, вроде исследования П.А. Кропоткиным истории Великой французской революции. Заметим, что наиболее интересно читать про менее значимые, но и менее известные события, например, научные исследования русского революционера в Брайтонском аквариуме, где мыслитель каждодневно наблюдал за поведением крабов.

Особое место в сочинении автора занимают описания поездок П.А. Кропоткина в Америку. В 1891 г. он был приглашён американскими анархистами в Нью-Йорк для чтения лекций. В 1897 г. и особенно в 1901 г. его уже ждали не только анархисты, но и учёные – географы, биологи, геологи, историки и даже литературоведы. Два важных лекционных тура по Северной Америке имели большой резонанс как в США, так и в Канаде. В эти годы П.А. Кропоткин был уже хорошо известен как учёный энциклопедического склада ума, а его княжеское прошлое («ex prince») было для журналистов настоящим сокровищем. Бунтующий князь из рода Рюриковичей, бежавший из Российской империи, преследуемый Тайной полицией, томившийся в тюремных камерах России и Франции, ставший одним из главных теоретиков анархизма своего времени и одной из ключевых фигур научного мира – насыщенная биография, которая по своей наполненности и пестроте событий может «тягаться», лишь с биографией М.А. Бакуниным.

Британская Ассоциация Содействия Развитию науки (The British Association for the Advancement of Science) в 1897 г. вызвалась финансировать научные исследования П.А. Кропоткина в Канаде. Не без помощи университетских коллег «левых» взглядов впоследствии ему также удалось найти средства для изучения природы Финляндии и Швейцарии. Л.А. Дугаткиным подробно описывается, как последовательно развивалась карьера русского революционера, как началось его сотрудничество с издательскими коллективами английских энциклопедий, в том числе и со знаменитой «Британникой».

Описание возвращения П.А. Кропоткина в Россию в 1917 г. и обстоятельств его смерти также присутствуют в книге, однако более интересными представляются факты из творческой жизни русского революционера, приведённые выше.

Завершая свой труд, Л.И. Дугаткин отмечает, что П.А. Кропоткин не был первым, кто заговорил о кооперации животных, и не был первым, кто утверждал необходимость исследования феномена альтруизма в горизонте понимания эволюционных процессов, но он был первым из тех, кто убедительно доказал, что изучение взаимопомощи в природном мире является ключом к пониманию сущности солидарности в мире общественном.

К недостаткам книги можно было бы отнести некоторую историческую неполноту. Например, в ней отсутствует такой сюжет, как влияние зоолога К. Кесслера на молодого П.А. Кропоткина. Тем не менее, в данном формате ёмкого изложения, стилистически напоминающего романизированную биографию (но с применением широкой научной базы), такая «придирка» был бы лишней. Сочинение Л.И. Дугаткина несёт в себе импульс личного восхищения, даже личной истории, как будто судьба автора здесь тесно переплетается с судьбой его героя. Книга рекомендуется всякому, кто хочет увидеть в П.А. Кропоткине не только революционера и мыслителя, но и биолога и теоретика эволюционизма.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Написанная совместно с исследовательницей новосибирского Академгородка, д.б.н., главным научным сотрудником Института цитологии и генетики СО РАН Л.Н. Трут

2Lee Alan Dugatkin. The prince of evolution. Peter Kropotkin’s adventures in science and politics. CreateSpace Independent Publishing. 2011. P. 94

3 Ibid, P. 94

588 просмотров всего, 1 просмотров сегодня