Милли Витткоп: Чего хочет женский синдикалистский союз?

Милли Витткоп: Чего хочет женский синдикалистский союз?

Автор: Милли Витткоп
Перевод: Мария Рахманинова

Милли Витткоп: Чего хочет женский синдикалистский союз?

Share/репост

Программный документ «Женского синдикалистского союза» — анархо-феминистской организации, существовавшей в Германии в 1920 — 1933 гг., в чьих рядах в разные годы числилось до нескольких тысяч женщин. Текст написан Милли Витткоп, анархисткой, общественно-политической деятельницей, публицисткой, а также единомышленницей и спутницей публициста и анархиста Рудольфа Рокера. Перевод с немецкого.

Под синдикализмом мы понимаем экономическое объединение физического и умственного труда на основе федералистской формы организации, которая лучше всего отвечает как практическим требованиям повседневности, так и образу будущего, к которому мы стремимся.

Благодаря своей экономической и моральной солидарности трудящиеся-синдикалисты в состоянии лучше совладать со своим положением даже внутри современного общества – в том числе (если того требует ситуация) прибегая к таким средствам борьбы, как прямое действие.

Главная цель синдикалистов – преодоление капиталистической экономики и государственности и переустройство общества на основаниях либертарного социализма. Синдикалисты считают, что земля, средства производства и продукты труда принадлежат трудящимся и должны всецело находиться в их распоряжении. Поэтому ориентацию собственной работы именно на эту цель они считают важнейшей задачей на пути к новому обществу. 

Милли Витткоп (1877-1955)

В противоположность так называемым социалистическим рабочим партиям всех мастей, которые в действительности стремятся лишь к политической власти, синдикалисты отвергают любую форму государства и его многочисленных институций, поскольку они полагают, что государство никогда не было ничем иным, кроме как политическим аппаратом насилия господствующих классов, позволявшим эффективно осуществлять экономическую эксплуатацию широких масс трудящихся.

Равным образом синдикалисты – принципиальные противники церкви, видящие в ней лишь институцию для мировоззренческого контроля и наказания трудящихся, призванную поставлять послушные объекты для эксплуатации предприятиям и лояльных подданных – государству.

Синдикалисты борются со всеми формами милитаризма, в котором видят лишь ужасающую опасность физическому и моральному благополучию народа, и который в действительности представляет собой лишь оружие в руках господствующих классов, применяемое против класса трудящихся для того, чтобы защищать господствующую власть и пресекать возмущение угнетённых. 

По тем же причинам синдикалисты – противники любой войны. У рабочих всех стран нет никакого собственного интереса в том, чтобы сражаться друг с другом, и потому неведение – единственное, что позволяет втянуть их в войну, в действительности представляющую собой лишь следствие столкновения интересов шаек капиталистических элит разных государств.

Синдикалисты – противники лживой риторики о нации, призванной хоть немного прикрыть голый эгоизм господствующих классов. Поскольку они выступают за право любого народа и любой социальной группы на свободное самоопределение и развитие, не препятствующие солидарности трудящихся, будет верно охарактеризовать их как интернационалистов и сторонников братства народов.  

Синдикалисты выступают против любой системы воспитания, насаждаемой государством или церковью, поскольку все они преследуют лишь одну цель: подчинить и усреднить сознание молодёжи, и придать ему определённые формы, которые впоследствии позволят системе политического подавления и экономической эксплуатации широких масс легко управлять им с помощью маленьких групп привилегированного меньшинства.

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Синдикалисты убеждены, что класс трудящихся должен самостоятельно создавать школы для своих детей и поддерживать любую инициативу, позволяющую хотя бы отчасти перехватывать монополию государства и церкви на воспитание. Только так станет возможным создать по-настоящему свободные школы, которые будут не только открывать детям самые ценные знания человечества, но также разными способами побуждать их к собственным наблюдениям, самостоятельности и развитию индивидуального характера.

Задача женского синдикалистского союза состоит в том, чтобы любая женщина могла узнать обо всех этих устремлениях и объединиться с другими женщинами, не занятыми напрямую в промышленности. Женщина не должна быть лишь безмолвной спутницей мужчины. Она может стать также соратницей и единомышленницей, поскольку она погружена в те же самые жизненные условия, что и он. При этом не следует недооценивать женщин и как важную силу в экономической борьбе, особенно в тех областях промышленности, которые связаны с насущными потребностями широких масс.

Пока мужчина отстаивает свои трудовые права на предприятии или фабрике с помощью единственного доступного ему оружия – забастовки, женщина также может оказать ему важную поддержку – например, прибегнув к единственному доступному ей оружию – бойкоту потребления производимой предприятием продукции.

Опыт показывает, что как метод забастовка обретает ещё большую действенность тогда, когда дополняется другими методами. Лишь в этом случае она может служить по-настоящему эффективным оружием рабочего. Всё экономическое развитие нашего времени зиждется на отношении «производитель-потребитель», и женщина призвана играть в этом отношении важную роль. Если она сможет сказать в этой области своё слово, кое-что действительно может измениться.

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Мы убеждены, что включение женщин в борьбу может не только положительно сказаться на материальных условиях жизни в нашей собственной стране, но также и повлиять на улучшение положения трудящихся в других государствах, для которых инфляция в нашей стране оказалась настоящим экономическим кнутом.

Например, если рабочие откажутся производить для других стран продукты, необходимые им в собственной стране, но экспортируемые за рубеж и продаваемые там по чудовищной цене, и, если женщины, со своей стороны, активно поддержат эту инициативу организованным бойкотом потребительниц, кое-какие изменения в существующем невыносимом положении вещей не заставят себя ждать. Современная ситуация требует принципиально новых методов в практике повседневной борьбы.  Борьба с немыслимо завышенными ценами может сыграть в будущем даже большую роль, чем постоянная борьба за увеличение оплаты труда, которая как правило на следующий же день после достижения «съедается» новым повышением цен и, в конечном счёте, оказывается иллюзорной.

Мы говорим о необходимости энергичного включения женщин в эти области повседневной борьбы, где они могли бы обрести благодатное поле для собственной деятельности и оказать ценную помощь общему делу трудящегося народа. Неведение и умственное оцепенение, в котором до сих пор по большей части пребывают массы, начинает таять: в течение никому не нужной войны, когда все терпели страшные лишения, мы день за днём учились самопожертвованию, и теперь самое время, наконец, использовать этот навык для собственного освобождения. Для того, чтобы понимание этого укоренилось в народе, и человечество освободилось, наконец, от тысячелетнего рабства, женские синдикалистские союзы могут сделать очень многое.

Об эмансипации женщины сказано и написано уже многое. На сегодняшний день этот вопрос рассмотрен и исследован со множества сторон, с самыми разными выводами. Им занимаются не только врачи, психологи и социологи, но также деятели искусства и литературы. Это позволяет охарактеризовать его как один из важнейших вопросов современности.

Ценностные поиски Европы периода Французской революции, которая особым образом и не чураясь насилия переменила весь экономический порядок в начале прошлого столетия, вывели вопрос об эмансипации женщины на первый план. Однако лишь немногие мыслители нашли в себе моральную смелость принять практические последствия новых знаний в этой области.

И эти храбрые мужчины и женщины оказались лицом к лицу с огромной толпой обывателей, усматривавших в новом знании угрозу, а в их носителях – разрушительную для миропорядка силу, которая не остановится даже перед «святостью семейного очага».

Г. Ибсен и другие громко и бесстрашно заявляли, что освобождение женщины угрожает семье лишь в том случае, если мужчина коренным образом не изменит своего представления о её месте в мире и рядом с собой. Однако уже одно это ханжи и дураки провозгласили святотатством, чтобы затушевать этим словом истинные – непорядочные – мотивы своих привычных подлых поступков.

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Однако так называемые «святотатцы» руководствовались самыми глубокими чувствами, основанными на этике и человечности, намереваясь сорвать лицемерную маску с освящённого государством и церковью института семьи, и сделать, наконец, видимым то, что под ней скрывалось.

В поисках способов доказать миру, что без освобождения женщины подлинный союз между мужчиной и женщиной попросту немыслим, Ибсен бичевал институт семьи в его существующем виде до крови.

Постепенно становилось ясно, что эмансипация женщины – вопрос, касающийся не только самих женщин, но также и детей, и мужчин, и вообще всего человечества, и что решение этого вопроса больше нельзя откладывать. Как так вышло, что вопиющая значимость этого вопроса, затрагивающего абсолютное большинство женщин, которые, казалось бы, должны быть максимально заинтересованы в его решении, остаётся для них неочевидной? Этой проблемой до сих пор занимались лишь немногие, и, несмотря на все усилия, почти никто пока не назвал её подлинных причин. 

Одни уверяют, что женщины сами не хотят свободы, поскольку они связаны узами семьи. Другие не заходят так далеко и ограничиваются тем, что усматривают причины этого политического безразличия женщин – в кухонном рабстве. Они полагают, что тесное пространство домохозяйства, в котором заточена женщина, не оставляет ей возможности интересоваться чем-либо ещё и задаваться какими-то вопросами. Опыт провозвестниц женской эмансипации, энергично посвящавших свою жизнь борьбе за неё, оказывался неизменно горьким и связанным с одними и теми же трудностями.

Вряд ли кто-то станет спорить с тем, что самая тяжёлая часть семейных уз ложится на плечи женщины, а также с тем, что кухня – отнюдь не представляет собой институцию, способную обеспечить возможности для мощного интеллектуального развития. Лишь мы готовы взглянуть в лицо истинному положению вещей и твёрдо поставить перед собой задачу отыскать женщину в её укрытии и обеспечить ей доступ к необходимому пониманию происходящего. Эта задача должна быть во что бы то ни стало решена. Это – наш святой долг. Разумеется, она нелегка и отнюдь не приятна, но тем энергичнее мы должны включиться в её решение. Ибо мы убеждены, что значимость освобождения женщин для общей борьбы перевешивает любые сомнения.

Однако чтобы заинтересовать женщин в их собственном освобождении, и сделать для них ощутимой необходимость в личностном развитии, для начала мы должны исследовать истинные причины их нынешней отсталости. Опыт показывает, что самые красноречивые и впечатляющие воззвания к чувствам мало к чему приводят. Всё, что нам остаётся в этой ситуации, – приблизиться к тому, как понимают жизнь сами эти женщины. «Да, если бы женщины хотя бы могли думать, ­ – как-то сказал мне хороший товарищ, ­ – но они либо думают совсем мало, либо вовсе не думают». Я же, напротив, убеждена, что женщины думают слишком, слишком много.  Но всё их мышление погрязает в тривиальнейших мелочах – настолько, что их ум от этого лишь истощается.  Вся их жизнь переполнена массой банальных вещей, которых, однако, при существующей системе отношений невозможно избежать. Поскольку хозяйство практически полностью ложится на плечи женщины, а средства её в большинстве случаев ограничены – я говорю, разумеется, о женщинах, относящихся к классу трудящихся, – они оказываются попросту вынуждены тратить все свои умственные силы на экономическую изобретательность, позволяющую достойно поддерживать хозяйство. Вполне закономерно, что в таких условиях у них не остаётся времени для того, чтобы сосредоточиться на духе и значимых для него вещах. Вот почему у большинства женщин подчас совсем нет никакого стремления к интеллектуальному развитию.  

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Так, к примеру, мы знаем, что разделение труда в современной крупной промышленности оказывает в высшей степени разрушительное влияние на личность рабочего, и всё больше и больше обрекает его на деградацию и превращение в однозадачный автомат. С домохозяйкой из рабочего класса происходит нечто похожее, но в связи с прямо противоположными причинами: она превращается в автомат из-за своей чрезмерной многозадачности.  Однако это – совсем не та многозадачность, которая может способствовать личностному развитию, но та, что распыляет на мельчайшие детали, без которых не может обойтись современное хозяйство трудящегося человека. И до тех пор, пока это так, все наши усилия, направленные на интеллектуальное развитие женщин, обречены лишь на самые незначительные успехи.    

Ни для кого не секрет, что у рабочего, который вкалывает 10, 12 или 14 часов, просто не может оставаться сил на интеллектуальное развитие. По этой причине вопрос сокращения рабочего дня играет такую значимую роль в повестке современных рабочих движений. И можете быть уверены, что на сегодняшний день именно сокращение рабочего дня – один из самых значительных результатов борьбы рабочего движения за признание в рабочем человеческого достоинства.   

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Но кому приходило в голову сократить время, которое женщина тратит на хозяйство, чтобы она могла заняться собственным интеллектуальным развитием? Но перемены в этой области необходимы, потому что отвратительно, когда половина человечества обречена ещё неизвестно сколько времени наталкиваться на непреодолимые препятствия к умственному развитию.

В других странах – например, в США, где женщины предъявляют к жизни более высокие требования, чем здесь, в Германии, уже давно проведены (и продолжают проводиться) в жизнь многочисленные реформы по части домашнего хозяйства, которые помогают хоть немного облегчить труд женщин. Среди этих нововведений – центральное отопление, стиральные машины, электросушилки, пылесосы, ванны, и многие другие вещи, которые в Америке уже давно стали обыденными для большей части рабочего класса, и на фоне которых ещё ощутимее становится абсолютно примитивный уровень среднестатистического немецкого домохозяйства.

Этот заморский опыт лишний раз доказывает: технический прогресс в домашнем хозяйстве важен ничуть не меньше, чем на фабрике или в цеху. То, что жене немецкого рабочего до сих пор кажется утопией, для многих американок из рабочего класса давно стало реальностью. Сегодня мечта о сокращении «рабочей смены» в домашних хозяйствах трудящихся выглядит точно так же утопично, как ещё 50 лет назад выглядела мечта о 8-часовом рабочем дне на производстве. Но чтобы достигнуть утопического, для начала его нужно помыслить. До тех пор, пока такая мечта не появится, улучшению жизненных условий будет попросту неоткуда взяться.

С вопросом об освобождении трудящейся женщины из-под спуда домашнего хозяйства тесно связан ещё один вопрос ­– настолько же, а может, и ещё более важный: вопрос о непрерывном деторождении, на много лет превращающем женщину в рабыню. Для рабочих домохозяйств Германии этот вопрос стоит особенно остро.

Перемены в области домашнего хозяйства не могут произойти за один раз. Но к ним уже можно начинать стремиться, пытаясь разбудить потребность в них среди женщин. Что же касается неограниченного роста численности населения, то здесь вполне возможны (и уже сегодня доступны) более резкие подвижки. Настало время перестать женщинам превращать себя в многофункциональный бытовой прибор с функцией преумножения семьи, которой он поставлен на службу. Ребёнок должен рождаться лишь тогда, когда у его родителей появляется как искренняя потребность в нём, так и материальные условия для заботы о его физическом и личностном развитии.

Однако сегодня дела обстоят так, что рождение каждого нового ребёнка приносит в семью трудящихся всё большее и большее ограничение в удовлетворении базовых человеческих потребностей, и часто становится причиной горькой нужды и медленного угасания всех членов семьи. Так, рост семьи отнюдь не приводит к росту семейного дохода. Зачастую каждая крошка, которую приходится отдавать непрошенному и, как правило, нежеланному гостю – это крошка, отнятая у всех остальных членов семьи.

Легко понять, почему такое положение вещей крайне желательно для господствующего класса. Чем больше растрачивается сила трудящихся в ежедневной борьбе за выживание, тем меньше сил у них остаётся на попытки возмущаться и восставать против своей кабалы, и тем больше они склоняются к тупому смирению со своим тяжким уделом. Для владельцев предприятий большие семьи трудящихся означают дешёвый расходный материал и низкие риски в неизбежном экономическом противостоянии труда и капитала. Для государства – всегда готовое пушечное мясо на случай очередной войны.   

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Трудящиеся женщины попадают в этой ситуации в двойную ловушку. С одной стороны, бремя ежедневной заботы о хлебе насущном становится всё тяжелее, всё тяжелее становится поддерживать само существование всей семьи. С другой стороны, она и сама делается жертвой телесного истощения, уязвимой для множества болезней, сокращающих её жизнь и обрекающих её на преждевременное увядание. Совершенно очевидно: уже одно то, что женщина всю свою жизнь движется от одной беременности к другой, ставит крест на возможности её интеллектуального развития. И всё же миллионы трудящихся женщин по-прежнему оказываются в таком ужасающем положении. Поэтому одна из главных задач Женского синдикалистского союза – помогать женщинам просвещаться и, тем самым, преодолевать одно из самых серьёзных препятствий к их освобождению.

Те, кто препятствуют этому просвещению из так называемых «эстетических» причин, – реакционно настроенные люди, не способные или не желающие вообразить весь ужас нищеты, в которой заточены трудящиеся.

Этот текст не ставит перед собой задачу исследовать происхождение и сущность семьи, но не следует недооценивать того обстоятельства, что именно в её замкнутом пространстве часто происходят самые страшные трагедии, затрагивающие и мужчин, и женщин, и детей. Однако существенная часть отвратительных мелочей, которые по-прежнему играют такую важную и неприятную роль в жизни пролетарских семей, вполне могла бы быть преодолена, если бы женщина смогла шагнуть на новую ступень своего личностного развития.

Семья представляет собой не искуственное образование, которое раз и навсегда вызвано к жизни в строго определённом и неизменном виде. В разные времена и в разных регионах мира она принимала разные формы, и даже сегодняшняя форма семьи не сохранится навсегда, но разовьётся во что-то ещё – в соответствии как с экономическими и социальными переменами, так и с этическими и интеллектуальными запросами человечества. До сих пор семья была одной из самых важных и влиятельных институций, служащих поддержанию жизни отдельного человека. Несомненно, какое-то время она ещё будет сохранять эту роль. Зачастую именно в семье (особенно в детстве и юности) человек получает самые сильные впечатления, способные определить всё дальнейшее направление его жизни. Поэтому необходимо сделать всё, чтобы сообщить этому узкому пространству способность оставлять на личности человека лишь наиболее благотворный след, и служить средой, в которой ребёнок мог бы чувствовать себя в безопасности; чтобы из родительского дома в свой самостоятельный жизненный пыть люди выносили лишь тёплые и содержательные воспоминания, которые могли бы поддерживать их при столкновении с дальнейшими трудностями; чтобы мужчина и женщина встретились как свободные и равные люди и прожили свою жизнь во взаимной любви и уважении – так должно быть и так будет!

Но это станет возможным лишь тогда, когда оба пола будут находиться в по-настоящему равных условиях, и когда женщина перестанет рассматриваться во всех областях жизни лишь в качестве безмолвного второсортного существа. Вот почему на самом деле наше требование – требование не «женских», но человеческих прав. И мы намерены бороться за них во всех сферах жизни.

В истории был лишь один период, когда в женщине видели человека. Это было во времена раннехристианских общин. Слова, которые она тогда слышала в свой адрес, пробуждали в ней самые возвышенные и благородные движения души. Все скрытые чувства и мысли, которые дремали в ней тысячелетиями, внезапно пробудились и нашли удивительное выражение. В торжественной сосредоточенности она последовала обращённому к ней зову, и доказала, что века рабства не смогли сломить её дух. Именно такой зов необходим нам сегодня, чтобы зажечь сердца женщин огнём борьбы за свою свободу, и увидеть их храбрыми и решительными в наших рядах. Раннее христианство сумело спасти дух женщины, поскольку относилось к ней как к равной мужчине. И когда впоследствии христианское учение уже задохнулось в церковной догматике, а женщина была провозглашена матерью всех пороков, ещё долгие годы женщины продолжали бороться за свои человеческие права. Они были деятельными участницами антицерковных движений и погибали как «еретички» и «ведьмы» на бесчисленных кострах инквизиции, пройдя перед этим все муки пыточных камер. Лишь после того, как все эти движения были утоплены в крови, а церковь вышла с поля сражения победительницей – лишь тогда в женщинах угас и вдохновлявший их зов. В метафизическом мраке храмов их души стали слабыми и хрупкими. Когда женщин постигла эта усталая разочарованность, они превратились в служанок церкви и лучше всех научились радоваться её победе. Так, сдавшись от безнадёжности обманчивым церковным идеалам, они стали одной из главных опор церкви, и до сих пор остаются ею.   

Не вызывает никаких сомнений: заверение в том, что женщину в принципе невозможно вовлечь в какое-либо крупное движение – например, социалистическое, – настолько же безосновательно, как и – не менее распространённое – утверждение о том, что большинство трудящихся не способно к социализму. Веками господствующие классы удерживали трудящихся в неведении и рабстве, чтобы у них не оставалось времени и сил на умственное развитие, и особенно – на самостоятельное мышление, потому что люди, физически изнурённые, недоедающие, и окружённые всевозможными бедами, вряд ли найдут возможность серьёзно размышлять о социальных проблемах. И дело совсем не во врождённой глупости или лености ума, как нас часто в этом убеждают те, на ком и лежит ответственность за тупость и безразличие рабочих, но лишь в отутствии возможностей и свободного времени.

Всё сказанное здесь о рабочих в ещё большей степени верно и относительно женщин. И вечные упрёки, которые день за днём всё больше погружают женщину в невежество и безразличие – это вряд ли лучшее средство обратить её к другому пути.  На сегодняшний день нам совершенно очевидно, что брань, которую недалёкие педагоги, сторонники палочной дисциплины, обращают на молодёжь, как правило приводит к прямо противоположному эффекту. Попирая таким образом человеческое достоинство молодёжи, они нравственно вредят ей и препятствуют её нормальному развитию. Мы убеждены, что подобные методы стоит отвергнуть в первую очередь, и что в человеке обарщаться следует не к его худшим и слабым сторонам, но к лучшим, благородным и достойным, чтобы укрепить его волю и пробудить его смелость. Тем более такое обращение необходимо женщинам, которые и без того перепуганы: их вера в себя подорвана слишком продолжительным рабством. Большинство пролетарок давно забыли о том, что и в них есть дремлющие таланты и способности, которые нужно лишь пробудить и помочь им развиться, чтобы они тоже могли внести вклад в дело всего человечества. Мы должны не только порицать, но и ободрять, и воодушевлять. Мы должны морально поддерживать женщин на пути к свободе, который они в состоянии найти самостоятельно.

Но как подступиться к женщине, которая всё время находится внутри своего дома, в кругу семьи, чтобы дать ей первый импульс? Эту сложную задачу мы и пытаемся решить. К женщинам, занятым на производстве, подступиться было тоже нелегко. Те из нас, кто были среди них, знают, сколько упорства, труда и терпения требуется для того, чтобы просто рассказать работницам фабрик и мастерских о необходимости объединения в организацию. Причина, по которой было так необычайно сложно найти контакт с женщинами с производства (и отчасти это по-прежнему так) – во многих отношениях находящихся в ещё худшем, ещё более рабском положении, чем домохозяйки, состоит в том, что свой труд на фабрике они рассматривают лишь как один из этапов своей жизни. Полагая, что для решения своих социальных проблем им нужно просто найти мужа, они не видят особого смысла в организации. Это можно понять, несмотря на очевидную ложность такой схемы, поскольку опыт показывает, что на сегодняшний день брак лишь крайне редко помогает решить экономические проблемы женщины. В большинстве же случаев замужняя пролетарка вынуждена вновь возвращаться к своей работе, и соглашаться трудиться на ещё худших условиях. 

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Лишь в последние годы женщины начинают лучше понимать своё истинное положение и создавать собственные профсоюзы. Но и в организации многие из них часто остаются лишь до тех пор, пока не выйдут замуж. Поэтому нам не остаётся ничего другого, кроме как искать наших остепенившихся сестёр в их домах, пытаясь познакомить их с нашими идеями и стремлениями, и убеждая их в необходимости организованного единства трудящихся. Эта задача должна всё время оставаться у нас перед глазами, поскольку она составляет основу нашей пропагандистской деятельности.

Мы приглашаем к взаимодействию не только производительниц, полезной может оказаться также и сила женщин как потребительниц, а это может произойти лишь при условии хорошо налаженных сил организации. В этом состоит важнейшая задача Женского синдикалистского союза. Мы стремимся к тому, чтобы объединить в организацию домохозяек и помочь им в их личностном развитии, чтобы они могли вернуть себе своё человеческое достоинство и самосознание. Работа, которой занимается наша организация в течение всех трёх лет своего существования, позволяет нам надеяться, что мы сумеем решить поставленные задачи, если подойдём к ним со всей своей энергичностью и со всей своей готовностью к прорывам.   

Мы отдаём себе отчёт в том, что трудности и препятствия, которые нас ожидают, весьма значительны. Но всё же они не непреодолимы. Нужно запастись терпением, стойкостью и твёрдой волей, и тогда мы со всем справимся. При этом, не следует забывать о том, что женщин так долго игнорировали, обесценивали и унижали, что мы едва ли вправе рассчитывать на внезапный и головокружительный успех в своём деле. Неизбежные последствия тысячелетнего рабства не могут исчезнуть в одночастье. Их отголоски ещё долго будут проявляться в тех или иных вещах – намного дольше, чем нам хотелось бы. Те, кто ожидают чего-то другого, ещё не постигли всей глубины проблемы: величайшая трагедия женской истории прошла мимо их внимания.

Несмотря на то, что мы не в состоянии предвидеть и оценить все препятствия, которые ещё встанут на нашем пути, значимость и острая неотложность нашей задачи должна стоять для нас во главе угла. Сегодняшняя женщина – в первую очередь воспитательница молодёжи, чья личность с очевидностью оказывает самое сильное влияние на ребёнка. Здесь-то и кроется одна из самых острых проблем нашего времени, решать которую нужно как можно скорее и всеми доступными методами – если мы, конечно, вообще хотим увидеть переход общества на качественно новый этап своего развития. До тех пор, пока женщина не переживёт своего Возрождения, ни о каком Возрождении человечества, конечно, не может быть и речи.  

Вопрос о последствиях влияния личности женщины на ребёнка до сих пор упускали из виду, или просто не придавали ему должного значения. До войны женщина была исключительно пассивным элементом общественной жизни. Что ж, в этом отношении всё решительно изменилось. Не только потому, что женщины играли важную роль во время войны, но и потому, что они включились в промышленное производство и профессиональную деятельность – области, которые раньше безоговорочно принадлежали только мужчинам, и это пошло на пользу как самим женщинам, так и всему человечеству. Не следует недооценивать этот важный политический фактор.

Кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

Революции в России и центральной Европе, ставшие неизбежным итогом длительных истязаний народа, принесли женщинам так называемое избирательное право, которое так долго служило идеалом буржуазных и социал-демократических женских движений. Нередко можно слышать, что теперь просто необходимо соблаговолить дать его и женщине – за её большие заслуги во время войны. Однако эта перемена едва ли поможет устранению её реальных бед. Напротив, это больше похоже на шахматную игру, призванную сослужить хорошую службу реакции – сегодня, и особенно – в будущем. Избирательное право никак не приближает женщин, вместе с их достижениями, к революции, как нас убеждают в этом социалистические политики. Напротив, оно вводит их в новый мир обмана, который станет ещё больше отчуждать их от подлинно революционного понимания происходящего. Не только потому, что прежде они вовсе не участвовали в общественных процессах, или участвовали крайне мало, и потому своим незнанием и неопытностью могут оказаться очень полезны силам реакции (результаты различных выборов, которые в последнее время проводятся здесь, в Германии, – красноречивое тому доказательство), но также и потому что это поставит ещё одно трудно преодолимое препятствие для развития рабочего движения, особенно в Германии.
Старая слепая вера в спасительную эффективность парламентаризма, которая уже продемонстрировала свою разрушительность для немецкого рабочего рабочего класса, и которая лишь теперь, после стольких болезненных прецедентов, наконец, начинает утрачивать в глазах рабочих свой блистательный ореол, – обретает новую силу в учреждении женского избирательного права.Теперь все провалы и разочарования прошлого будут повторяться до тех пор, пока, наконец, и женская половина общества не убедится в абсолютной бессмысленности и вреде парламентаризма. По этой причине наша работа важна вдвойне, втройне.  

Женщина, которую так долго игнорировали, внезапно стала видимым субъектом. Все партии стараются понравиться женщинам, чтобы заполучить их голоса, и на пути к этой цели они не чураются никаких средств. Это отклоняет женщину от целей, связанных с её собственными интересами, и направляет её по смутному фарватеру политики, служащему лишь интересам государства, церкви и капитализма. Силы реакции поставят неведение женщины себе на службу, они станут безостановочно пытаться приспособить материальную нужду пролетариата, всей своей тяжестью ложащуюся на плечи женщины, к своим тёмным планам, и извлечь из неё политический капитал.

Именно так политическое безразличие женщины послужило мощной предпосылкой для процессов ближайшего будущего, которые теперь дают парламенту картбланш на самые реакционные меры – под предлогом их соответствия «волеизъявлению народа». Всё это ведёт к тому, что грубая и столь опасная для пролетариата иллюзия парламентаризма продолжает использоваться под видом средства для освобождения рабочего класса, и в этом виде продолжает оказывать влияние на массы.

Размышляли ли об этом всерьёз наши единомышленники-мужчины? Разглядели ли они в этих процессах роковую инерцию, чреватую неизбежно страшными последствиями? Полагаю, нет, потому что если бы большинство наших товарищей по-настоящему вникли в серьёзность ситуации, то за три года своей деятельности наш Женский синдикалистский союз добился бы куда более впечатляющих результатов.

Я не хочу никого упрекать, потому что время сейчас слишком непростое для того, чтобы мы враждовали ещё и друг с другом, но одно я всё-таки скажу: до тех пор, пока наши товарищи не будут даже пытаться задуматься над этим вопросом и его последствиями, они будут нести часть ответственности за то зло, с которым мы совсем скоро столкнёмся. Женская организация на основе анархо-синдикализма так же важна, как и мужские товарищества рабочих, объединившихся вокруг схожих проблем. Вот почему мы должны поддерживать друг друга и идти в своей деятельности плечом к плечу.

Всюду, где возникают синдикалистские организации, следует пытаться возвращать женщин к жизни, чтобы секции Женского синдикалистского союза покрыли весь мир прочной сетью солидарности. Федерация женщин, основанная в октябре 1921 г. во время первой синдикалистской женской конференции в Дюссельдорфе, должна послужить началом в создании множества аналогичных организаций, чтобы в будущем могло возникнуть здоровое и сильное движение, способное объединить в себе мужчин и женщин, которые станут способны поддерживать и дополнять друг друга в своей деятельности – во имя процветания нашего общего дела.  

Чтобы мы могли быстрее достигнуть своей цели – воодушевить женщину нашими идеалами и вовлечь её в жизнь современного мира как единомышленницу и соратницу, мы должны усиленно искать нужные средства и пути, наиболее соответствующие специфическому характеру нашей задачи. Один из ближайших таких путей, выглядящих наиболее подходящим для нашего нынешнего положения, был предложен в ходе дебатов в рамках Дюссельдорфской конференции: везде, где возможно, необходимо создавать маленькие женские клубы. Они должны быть приятно и со вкусом оформлены, и располагать множеством книг, чтобы женщины могли там встречаться, читать и обсуждать друг с другом важные вопросы. Также следует продумать возможность брать туда с собой детей. Прекрасным средством здесь могут оказаться и общие кабинеты для дискуссий.     

Кроме того, следует пробовать наладить сети взаимопомощи на случай болезни и тому подобных ситуаций, чтобы каждая женщина могла почувствовать в этом новом для себя кругу товарищескую поддержку. Впоследствии можно будет организовать также творческие и иные группы по общим интересам. В том числе связанным с приготовлением пищи. Смысл всех этих взаимодействий – в том, чтобы женщины могли стать ближе друг другу, и чтобы через это между ними установились доверительные и продолжительные товарищеские отношения.

Параллельно с этой практической линией работы мы также должны заниматься и работой просветительской, чтобы помогать раскрываться талантам и способностям женщин, и пробуждать в них дух самостоятельности и личную инициативу. Во всех этих вопросах нельзя устанавливать какие-то определённые шаблоны. При выстраивании таких отношений необходимо отталкиваться от специфики каждого конкретного случая. Также крайне важную роль играет обмен опытом, полученным разными женщинами в различных областях: это может быть весьма продуктивно и для общего дела.  

Мы должны помнить о том, что живём в очень горькое время, которое вполне правомерно назвать «переходным периодом». Пора безразличия и апатии позади, и мы во что бы то ни стало не должны позволить ей вернуться. Мы вступили в эпоху интенсивной деятельности, коренящейся в революционной ситуации текущего исторического момента.
Так не дадим же зарождающемуся воодушевлению пройти впустую, и постараемся сосредоточиться на оптимистичных мыслях о том, что нам всё-таки посчастливится присутствовать на похоронах этого старого мира, история которого написана кровью и слезами нищих и угнетённых, и воздвигнуть на его руинах новый мир – основанный на свободе, совместном неотчуждённом труде и искренней солидарности. В этом смысле наша работа и наша агитация – это своеобразный вклад в лучшее будущее. Настало время показать, что мы всерьёз намерены не просто питаться плодами прошлого, но что нам хватит мужества и вдохновения, чтобы самостоятельно двигать колесо истории вперёд, чтобы однажды открыть врата в новый мир. 

Ну что же, сёстры – юные и взрослые, девушки и женщины, работницы физического и умственного труда, приходите к нам и присоединяйтесь к нашему союзу, чтобы вместе трудиться над приближением свободного общества! Объединимся же, чтобы наши дети увидели лучшее будущее, в котором эксплуатация и власть элит станут делом далёкого прошлого. Не говорите, что вы не можете сделать ничего для нашей прекрасной цели! Каждая из вас, каждая без исключения, может внести свою лепту в наше общее дело. Нужно лишь захотеть этого. Так давайте по-настоящему захотим – чтобы наши дети не могли упрекнуть нас в том, что мы жили как рабыни, и воспитали как рабов их, и обрекли их, тем самым, на рабский жизненный путь. Давайте покажем им, что мы нашли в себе силы сбросить оковы, которые влачили не по собственной воле, и воспротивились чинимому над нами насилию, чтобы однажды открыть для них ворота свободы.

  • Оформление: кадр из фильма «Метрополис». 1926. Веймарская республика. Реж. Фриц Ланг

610 просмотров всего, 5 просмотров сегодня