Работницы чайных плантаций в Бангладеш: больше работы, меньше жизни

Работницы чайных плантаций в Бангладеш: больше работы, меньше жизни

Авторы: BASF
Перевод: Ольга Шевченко

Работницы чайных плантаций в Бангладеш: больше работы, меньше жизни

Share/репост

Представляем вам перевод отчета Анархо-синдикалистской федерации Бангладеш (BASF) о положении работниц чайных плантаций в этой стране.

Для производителей чая черная полоса осталась позади, но многие работницы отрасли все еще жалуются на несправедливость и пренебрежение.

Сборщики чая и профсоюзные лидеры Бангладеш утверждают, что рост производства чая и повышение прибылей не влияют на качество их жизни. Они по-прежнему имеют дело с невероятно низкими зарплатами, ужасным отношением, дискриминацией и несправедливыми земельными законами.

В среднем работницы получают 102 така (1,22 доллара США) в день, а также три килограмма еды в неделю.

«Зарплаты сборщиков чая – одни из самых низких в мире, — рассказывает BASF Панкадж Канда, вице-президент Профсоюза сборщиков чая Бангладеш. – Их недостаточно для достойной жизни. Цены на повседневные товары растут, и сборщикам чая непросто поддерживать свое здоровье и моральный дух».

Времена, когда тонны бангладешского чая шли на экспорт, остались в прошлом. Однако недавнее повышение спроса внутри страны – хороший знак для производителей чая и собственников плантаций.

По словам экспертов, в данный момент страна производит почти достаточно чая, чтобы удовлетворить все потребности домашнего рынка. Но понадобится еще много времени, прежде чем эта отрасль сможет конкурировать на международном уровне.

В 2018 году 164 чайные плантации страны общей площадью 11137000 гектаров произвели 80,2 миллионов килограмм чая. Это их самый высокий показатель за последнее время.

Большинство чайных плантаций расположены в округах Сильхет, Мульвибазар, Хабигандж и Сунамгандж региона Сильхет, который прозвали сердцем чайных плантаций Бангладеш.

Собственники плантаций связывают рост производства с благоприятными погодными условиями, помощью правительства в эффективном использовании чайных плантаций, установкой современного оборудования на фабриках и прошлогодним повышением зарплат для сборщиков чая.

Согласно государственной статистике, в отрасли работают 97 тысяч официально трудоустроенных и 25 тысяч временных или сезонных рабочих. Активисты утверждают, что реальное число рабочих вместе с членами семей приближается к 700 тысячам.

Работницы низших ступеней производства рисуют менее радужные картины своего изнурительного занятия, которое традиционно переходит из поколения в поколение одних и тех же семей.

Некоторые рассказывают, что живут под постоянной угрозой выселения или ареста.

Канда – бывшая работница чайной плантации, чьи дедушка, отец и мать были официально трудоустроены там же.

«Мне перешла по наследству работа отца, а мой брат унаследовал работу матери, — рассказывает этот верующий католик. – Сборщику чая положена одна комната. С расширением нашей семьи в ней оставалось все меньше места. Некоторым из нас удалось построить собственные дома, но по законам страны о праве собственности на землю мы не можем стать их владельцами».

Большинство сборщиков чая – индуисты или представители различных племен из низших каст. Их привезли в страну британские колонизаторы, основавшие первые чайные плантации в Бангладеш еще в 1850-х.

Сборщики чая – одни из самых маргинальных и дискриминируемых групп страны. Многие работают в условиях, сравнимых с современным рабством. Большинство живет в ветхих домах с глинобитными стенами и соломенными крышами. Семьям разрешается проживать в них лишь при условии, что хотя бы один член семьи работает на плантации.

Большинству рабочих не хватает ни навыков, ни возможностей для поиска другой работы. Несмотря на законодательство о труде, у них нет соответствующего доступа к образованию и медицине.

«На всех чайных плантациях должны быть школы для детей рабочих, а больницы должны предоставлять им медицинские услуги, — рассказывает Канда. – Действительно, больницы есть, но их недостаточно. Более того, большинство плантаций не занимается школами. На бумаге все выглядит более оптимистично, но в реальности жизнь этих рабочих весьма сурова».

По ее словам, их дневной заработок должен составлять не меньше 300 така (3,60 долларов США), то есть в три раза больше, чем они получают на самом деле.

«Каждые два года зарплату должны повышать, но это часто откладывают. К тому же повышение такое незначительное, что почти ничего не меняет», — рассказала Канда.

Низкие зарплаты, задержка жалования, недостаточная инфраструктура и грубое обращение часто приводят к забастовкам и протестам рабочих отрасли.

35-летний Маниб Кармакер, официально трудоустроенный рабочий и отец двоих детей, рассказывает, что его жизнь полна страданий, как и жизни многих других.

«Наши зарплаты низкие, а услуги, к которым у нас есть доступ, крайне немногочисленны. Наш дом нам не принадлежит, потому что у нас нет права на землю. Эти условия не менялись на протяжении поколений и вряд ли когда-нибудь изменятся».

Управляющие плантаций и чиновники заявляют, что они намерены улучшить благосостояние рабочих.

«Чайные плантации предлагают хорошую и своевременную оплату труда, — рассказывает старший менеджер Finley Tea Company, попросивший не называть его имени. – Мы предоставляем рабочим основные необходимые услуги, в том числе пайки еды, жилье и медицинское обслуживание. Когда работник выходит на пенсию или не может продолжать трудиться, мы предлагаем работу его родственнику. Да, инфраструктуры иногда недостаточно, но каждые два года мы встречаемся с лидерами профсоюзов и членами правительства, работая над повышением зарплат и улучшением качества услуг».

Нурулла Нури, секретарь Чайного управления Бангладеш, заявляет, что правительство искренне намерено улучшить положение рабочих:

«Мы стараемся развивать отрасль, становясь посредниками между собственниками плантаций и рабочими. Работники плантаций уже получают больше, чем десять лет назад, но они все еще достойны лучшего».

1,657 просмотров всего, 2 просмотров сегодня