История религиозно-общественного журнала «Ясная Поляна», 1988-1991

История религиозно-общественного журнала «Ясная Поляна», 1988-1991

Автор:

История религиозно-общественного журнала «Ясная Поляна», 1988-1991

Share/репост

В конце XIX – первой трети XX в. в России существовала толстовская пацифистская периодика, представленная эмигрантскими изданиями 1898-1905 гг., легальной прессой революционного периода 1917-1922 г., а также подпольным «самиздатом» 1920-первой половины 1930-х годов. Несмотря на недолговечность этих изданий и  нерегулярность выхода в свет, их тематика соответствовала мировому уровню развития общественной мысли в области теории и практики ненасилия. Между журналами, выходившими в разное время, прослеживается идейная преемственность, а круг постоянных авторов и читателей может быть соотнесен с сообществом тех, кто называл себя толстовцами или «свободными христианами» («лицами свободно-религиозного мировоззрения»). В совокупности эти особенности свидетельствуют о том, что толстовская периодика была призвана играть важную роль в создании пацифистского общественного движения сначала в Российской империи, а затем в СССР. Более того, пацифистские издания толстовцев  носили транснациональный характер, представляя собой редкий для того времени пример мышления и солидарного действия этического и эмоционального сообщества пацифистов разных стран мира поверх национальных границ, их сознательной сетевой самоорганизации с целью распространения идей ненасилия.

     Редакции периодических органов, издательства, книжные лавки, читальни и информационные бюро, созданные  толстовцами, стали опорными пунктами самоорганизации российского пацифистского движения, которое ставило перед собой цель радикального изменения международных, социальных и межличностных отношений в духе любви и ненасилия с помощью всемирной ненасильственной революции братства. Особенно активной и эффективной  деятельность российских пацифистов была в период Первой мировой войны и первых лет советской власти, в то время, когда они еще имели возможность легально критиковать политику большевиков.

     Пацифистское движение в СССР уничтожалось в несколько этапов, первый удар был нанесен в начале 1920-х годов, а окончательное подавлено оно было в ходе Большого террора. С тех пор на несколько десятилетий в Советской России у сторонников ненасилия не осталось возможностей для публичных выступлений. Организаторы пацифистского движения — толстовцы — на долгие годы исчезли из общественной жизни. Те из них, кто выжил после репрессий, сосредоточились на деле сохранения памяти о своем движении (спасали архивы и писали воспоминания), но к общественной борьбе и публичным выступлениям не стремились. В 1970-е годы единственным документом толстовцев, распространявшемся в самиздате, было антисталинское письмо толстовца Б.В. Мазурина (1901-1993) писателю Леониду Леонову (1899-1994).

     Лишь в середине 1970-х годов историю толстовского движения открывают для себя диссиденты: после неожиданной встречи с толстовцами писатель М. Поповский (1922-2004) начинает собирать материалы о толстовских земледельческих общинах и пишет о них книгу, параллельно историки А. Рогинский (1946-2017) и Д. Зубарев (род. 1946) собирают и публикуют воспоминания толстовцев[1]Янов В.В. Краткие воспоминания о пережитом / Публ. И. Кривина // Память. М., 1977-Париж, 1979. Вып. 2. С. 83-159. Муратов М.В. … Continue reading.

Хиппи я Ясной Поляне, ок. 7-8 сентября 1978 г. (фото Г. Порицкого (Грега))

Перечисляя тех, кто помогал ему составить сборник о толстовцах, Рогинский, среди прочих, назвал имя Г. Мейтина (род. 1958). Этот человек открывает уже совершенно новую страницу в истории толстовского движения, связанную с распространением толстовских идей в среде советской контркультуры конца 1970-начала 1990х гг.

     Прямого цензурного запрета на распространение религиозно-этических и общественных работ Толстого в СССР не существовало, однако эта часть его наследия, а вместе с ней и история толстовского движения, были надежно спрятаны от широкой публики за ленинским каноном восприятия Льва Толстого как «гениального художника» и «смешного» мыслителя, в соответствии с которым определялось содержание и тиражи собраний сочинений Толстого, проблематика толстоведения и режим доступа к архивным фондам толстовцев, десятилетиями находившимися «в описании». Таким образом, в позднесоветский период разузнать что-то о толстовстве, как и о теории и практике ненасилия в целом, было не так-то просто. Тем не менее, в это время в среде культурного андеграунда стали появляться молодые люди, которые интересовались идеями Л. Толстого. Среди них можно назвать таких непохожих друг на друга людей, как таллиннские хиппи Андрей Мадисон (Макабра) (1952-2009) и Александр Дормидонтов (Сассь) (род. 1950), минский хиппи Андрей Лемешонок (род. 1958), львовский хиппи Александр Лобачев (Лобач) (1953-2011), куйбышевский хиппи Владимир Соломко (Ленский), студент Тартуского университета, ленинградец Александр Карев (1959-1981), рижане Георгий Мейтин (Гарик) и Владимир Якушонок (род. 1968), в Москве — собиратель неофициального искусства и легендарный деятель подпольного художественного рынка москвич Владимир Мороз (род. 1929), хиппи Юрий Попов (Диверсант) (1954-1999), участники арт-группы «Мухоморы», хиппи и художник Вячеслав Демин (род. 1960), хиппи-нудист из Томилина  Виктор Смирнов (Вандерфул, Фуля) (род. 1950), художник, хиппи и активист советского низового движения за мир Александр Рубченко (Рулевой) (1960-2018), уроженец Цюрупинска, выходец из баптистов, хиппи и член Группы Доверия Степан Гура (1962-?), сибирский анархист Игорь Подшивалов (1962-2006).

В сентябре 1978 г. около трех десятков представителей контркультурной молодежи прибыли в Ясную Поляну на празднование 150-летнего юбилея со дня рождения Льва Толстого. Среди участников «паломничества» были и такие, которые в то время считали себя последователями Толстого – Лемешонок, Карев, Лобачев и Мейтин.  Также имели серьезные причины для поездки в Ясную Поляну молодые люди из круга «Антареса» Ильи Смирнова (род. 1958)  (будущие «Мухоморы») и христианской общины Александра Огородникова (род. 1950).

«До сих пор я не понимаю, каким образом родился и распространился в разных городах призыв почтить память дедушки Льва Николаевича, — вспоминает участник событий Илья Смирнов. — Это какая-то социальная мистика»[2]Смирнов, Илья [Воспоминания] // Архив Исследовательского центра Восточной Европы при Бременском … Continue reading.

7 и 8 сентября в Ясную Поляну начинают приезжать хиппи из разных городов СССР, при приближении к усадьбе их встречает милиция. Георгий Мейтин вспоминал об этом событии так: 

«За ворота нас не пускала милиция – говорили, что вид у нас “уж больно несоветский”… Впрочем, попасть на территорию усадьбы не было самоцелью. Хорошо было то, что сюда поехали люди, которым в той или иной степени были близки идеи ненасилия и свободного поиска истины… Все же я предпринял еще одну попытку: пригладил волосы, оставил брезентовую сумку и с прибывающими обычными посетителями таки прошел. Углубился по аллее в парк, но вскоре меня заметили бдительные люди в штатском, и я был выпровожен назад… Все же вскоре нас окружили и отвели в пункт милиции в домике у каменных ворот. Там переписали наши документы и сказали, чтобы по-хорошему уходили»[3]Мейтин Г. Stop. Flat. [Неопубликованные воспоминания]..

Лагерь хиппи в Ясной Поляне, ок. 7-8 сентября 1978 г. На переднем плане крайний слева – Г. Мейтин (Гарик) (фото Г. Порицкого (Грега))

Молодые люди разбили лагерь близ усадьбы, но очень скоро появились сотрудники КГБ, которые проверяли документы, вели беседы с молодыми людьми и убедительно просили их уехать, чтобы не «портить праздник советским людям и иностранным журналистам»[4]Вишня [Вишневский В.] Настоящая история львовских мотохиппи // Хiппi у Львовi: Альманах. Львiв, 2011. С. 108.. Часть непрошенных гостей уехала, не дожидаясь 9го сентября. Благодаря этой поездке толстовцы Лобачев, Мейтин и Лемешонок познакомились друг с другом.

Делегация из Ленинграда, возглавляемая А. Каревым, оказалось более удачливой: они приехали 9 сентября и благодаря приличному внешнему виду и студенческим билетам сумели пройти на территорию усадьбы[5]Карев А. Письмо А. Ноландту от 13 сентября 1978 г. // Архив В. Резункова. Письма А. Карева..

Со своими, отнюдь не тусовочными целями, приехали в эти дни в Ясную Поляну молодые радикалы из группы «Антарес», которая в то время переживала кризис. По воспоминаниям Смирнова, они запланировали встречу с А. Огородниковым и его друзьями по религиозно-философскому семинару, чтобы обсудить возможности «сотрудничества» левого подполья и религиозных диссидентов. Смирнову также запомнились «шеренги ментов», «массы молодежи», «запах плана» и разговор у костра с необычным диссидентом Огородниковым[6]Смирнов И. Указ. соч. Л. 33, 33-2. Вскоре после поездки Огородников был арестован, в связи с  чем участники … Continue reading.

Судьбы «идейных» участников хиппового «слета» в Ясной Поляне сложились по-разному. Студент Тартуского университета Карев умер молодым, так и не став исследователем религиозно-общественных движений, как мечтал, «Мухоморы» самореализовались в творческой области, Андрей Лемешонок стал православным священником. Ннавсегда сохранили взгляды, близкие толстовским, двое – Александр Лобачев и Георгий Мейтин. Александр и Георгий много путешествовали в поисках тех людей, которых они могли бы назвать единомышленниками. Они обошли пешком и объехали автостопом почти весь СССР и познакомились с множеством религиозных общин и отдельными богоискателями. На «старых» толстовцев они вышли только около 1982 г., когда Георгию с помощью знакомой киевской баптистки удалось получить адрес В.Е. Ювченко (1935-?). В архиве Лобачева-Ювченко, хранящемся в «Мемориале», можно найти свидетельства глубокого уважения толстовцев старшего поколения к молодым людям, самостоятельно обнаружившим почти подпольную религиозно-этическую традицию.

Г. Мейтин (Гарик)  (в центре), остриженный в спецприемнике,  Рига, Межапарк, лето 1979  г.

     В 1987 г. в СССР началась эпоха «новой политической прессы»[7]Струкова Е.Н. Альтернативная периодическая печать в истории российской многопартийности (1987-1996). М.: ГПИБ … Continue reading. Среди новых периодических изданий, еще сохранявших в себе черты самиздата, было несколько журналов антимилитаристской и пацифистской направленности. Первым таким изданием был бюллетень «День за днем» Группы Доверия (выходил с января 1987 г. под ред. Н. Храмова), в 1988 г. от него отделился бюллетень  «Доверие» (под ред. И. и С. Кривовых и Ю. Краснорутского), с января 1988 г. Юрий Попов (Диверсант) печатал на пишущей машинке «журнал Системы» «Свобода», в Пскове значительное пацифистское содержание присутствовало в журнале В. Никольского (Юфо) (род. 1953) и Н. Евдокимовой «12: Журнал независимых мнений» (выходил с марта 1988 г.) и чуть позже в журнале псковских школьников «Переадика» (1989-1990 гг., ред. Д. Цветков и С. Кривов).

Первый номер самиздатского журнала толстовского и пацифистского направления «Ясная Поляна» вышел в марте 1988 г. в городе Риге. Редактором журнала был участник поездки в «Ясную Поляну» Георгий Мейтин, толстовец, тесно связанный с сообществом советских хиппи и известный среди них под именем Гарик Рижский[8]Справочник периодического самиздата / Сост. А. Суетнов. М.: Из глубин, 1990. С. 111 (фотография редактора журнала).. В качестве адреса для связи был указан его домашний адрес. Большую часть своей редакторской работы он осуществлял в одиночку в котельной, где работал кочегаром. Финансирование журнала складывалось из личных денег Георгия и пожертвований читателей[9]Н. Храмов перечислял журнал среди тех немногих, которые распространялись бесплатно (Храмов Н. Ротапринтная … Continue reading. На первых порах с журналом помогал молодой рижский пацифист Владимир Якушонок (род. 1968).

Георгий родился в Риге в 1958 г. В старших классах он открыл для себя идеи ненасилия Толстого и стал его последователем. Он пережил одновременно и религиозный, и этический переворот:

«Постепенно я стал приходить к убеждению о недопустимости насилия. Я стал внимательно всматриваться в жизнь и замечать, что насилие не уничтожает зло, а наоборот, увеличивает. В то же время все больше открывалась мне взаимосвязь и единство жизни в Боге. Я стал видеть в людях и во всем то же начало, что и во мне, то, что всех и все объединяет»[10]Мейтин Г. [От редактора] // Век XX и мир. 1989. № 1. С. 32..

Пацифистские убеждения потребовали согласования жизни с новыми ценностями: Георгий стал вегетарианцем, постепенно учился поступать по совести — вместо автоматического подчинения коллективу, в старших классах вступил в конфликт с учителем начальной военной подготовкой, отказался платить взносы в ДОСААФ[11]Мейтин Г. Размышляя о жизни // Ясная Поляна. 1988/1989. № 5. С. 29-30., после школы сумел избежать призыва в армию, отказался от получения высшего образования, долгое время занимался физическим трудом, работал в котельных – сначала в угольных, а затем в газовых, путешествовал по стране автостопом.

Г. Мейтин (Гарик) и его рижские друзья-пацифисты, Рига,  площадь у Домского собора, 1981

В позднее советское время люди с необычными взглядами легче всего находили свой круг общения в среде культурного андеграунда. Георгий  познакомился с рижскими хиппи – М. Бомбиным (1951-2011), И. Свиклан и Ю. Новоселовым, и, хотя «SexDrugs & Rock’n’Roll»  – это совсем не его лозунг, он сумел рассмотреть, что его новые друзья – «красочные и светлые»[12]Мейтин, Георгий. Stop. Flat. [Неопубликованные воспоминания]., и постепенно влился в Систему, посещая летние лагеря хиппи и обмениваясь с  ними самиздатом.

В Риге вокруг Георгия возник небольшой кружок молодых людей, которые читали Л. Толстого и обсуждали идеи ненасилия. КГБ случайно обнаружили самиздатскую рукопись воспоминаний Георгия «Два лета», после чего  пацифистов вызвали на «беседы» в КГБ,  и они открыто заявили о своем негативном отношении к военной службе, о приверженности ценностям ненасилия, а также о том, что они верят в Бога. Четверо из пяти были вегетарианцами, но не все считали себя толстовцами. По следам этих событий в рижской газете «Советская молодежь» была напечатана статья «Заблудшие овечки или…»[13]Соловьев А., Трофимов В. Заблудшие овечки или… // Советская молодежь.1982.  (Рига), 10 марта.. В статье рассказывалось о том, что в Риге обнаружена группа пацифистов, не желающих служить в армии. Автор статьи сокрушался – куда смотрят школа и комсомольская организация и выражал возмущение, что в школе этих молодых людей так и не научили правильному пониманию Толстого.

Мигалантьев, Таллин,  1 мая 1980 г. (архив Г. Мейтина)

Поездки по стране с целью знакомства с верующими людьми, общение с хиппи, толстовцами и представителями различных религиозных течений, чтение работ Толстого и других мыслителей, самиздата и литературы по истории толстовства и религиозно-общественных движений открывали для Георгия все новые и новые страницы забытой в Советском союзе истории ненасилия. С началом перестройки, ощущая актуальность ценностей ненасилия для страны, Георгий решает выпускать религиозно-общественный журнал «Ясная Поляна».

Первые номера журнала печатались на машинке в количестве примерно 30 экземпляров. С 1989 г. «Ясная Поляна» выходила на ротапринте, тираж ее достиг 3000 экземпляров[14]Периодичность выходы журнала была следующей: № 1 (март 1988), № 2 (апрель-май 1988), № 3 (июль-сентябрь 1988), № 4 … Continue reading. В связи с большим интересом к журналу в 1989 г. его первые малотиражные машинописные номера были переизданы в сокращенном виде в форме дайджеста, в который вошли первые четыре номера за 1988 г.

Появление журнала толстовского профиля, как и в целом начавшийся в перестройку процесс возвращения памяти о толстовском движении, воодушевило старых толстовцев. М.И. Горбунов-Посадов (1908-1991), толстовец во втором поколении, писал в частном письме 23 июня 1988 г.:

«Сейчас ситуация несколько  напоминает 1861 г., я как-то никак не могу поверить, что доживу до такой поры. Сейчас, в частности, начал, как вы знаете, выходить сборничек “Ясная Поляна” (молодец Георгий) и есть вероятность выхода в издательстве “Книга” сборника статей о с/х коммунах наших единомышленников. Кроме того, в журнале “Новый мир” № 9 печатается часть воспоминаний Мазурина о коммуне. Вряд ли он ожидал, что при жизни дождется этого»[15]Архив Мемориала. Фонд А. Лобачева — Е. Ювченко.  Короб 1..

Г. Мейтин (Гарик) в лагере хиппи на р. Гауя, лето 1987 г. (архив А. Иванова)

В первом номере в жанре автоинтервью Георгий разъяснил читателям направление журнала:         

«- Ясная Поляна. Кроме того, что здесь жил и творил великий писатель, какие еще ассоциации вызывает это название?

— Еще это было место, куда приходили и приезжали люди различных сословий, бедные и богатые, знаменитости и совсем безвестные, и не только поклонники литературного таланта Льва Николаевича Толстого. Но Ясная Поляна стала местом своеобразного паломничества искателей истины со всех концов света: из России и Японии, из Американских Соединенных Штатов и Англии… Это были люди различных народов и языков, различного воспитания, различных обычаев, различных убеждений. И седой старец старался найти со всеми общий язык, найти то, что близко каждому, что всех объединяет»[16][Мейтин Г.] «Ясная Поляна». По поводу выхода журнала // Ясная Поляна. № 1. 1988. С. 1..

Поясняя связь журнала с толстовством, Георгий отметил, что его направление можно считать толстовским, но «вовсе не обязательно». Издание как раз и было создано для того, чтобы прояснить, что же такое толстовское движение – в широком смысле, которое Георгий описал следующим образом:

«Пожалуй, можно сказать о ненасилии, свободном поиске истины и, конечно же, о том, что все люди — братья. Не ограниченное определенной формой, оно проявлялось то в движении земледельческих коммун во всем мире, то в ненасильственном сопротивлении и во многом другом. В лихолетье 30-40-х годов физически почти уничтоженное в России, оно в то же время некоторыми своими сторонами расцвело на индийской земле в форме гандизма, сатьяграхи. В определенной степени оно проявилось и в движении американских негров под руководством Мартина Лютера Кинга»[17]Там же. С. 2..

В первом номере журнала были напечатаны отрывки из высказываний Толстого на тему земледельческих коммун, статья молодой рижанки о жестокости системы воспитания в детских домах, эссе бывшего баптиста из Запорожья, прошедшего лагеря и отлученного в 1979 г. от баптистской церкви «за толстовство», П.С. Салимонова (1910-1988) об учении Христа, статья самого Мейтина «Исповедую ненасилие», выдержки из журнала канадских духоборов «Искра» за 1973 г., и др. материалы. В разделе «История: Воспоминания и документы» было опубликовано заявление о реабилитации толстовца Д.Е. Моргачева (1892-1978), стихи толстовцев 1930-х гг. и письмо Б.В. Мазурина историку З.В. Калиничевой.

Во втором выпуске (май 1988 г.) были помещены отрывки из писем читателей, среди которых был толстовцы Ю. Егудин и А. Лобачев и псковский хиппи В. Никольский, специально для «Ясной Поляны» написал статью «старый», толстовец И.Я. Драгуновский (1908-?), статья редактора журнала «Выбор совести», обращение Группы за установление доверия между Востоком и Западом в призывом  восстановить право на отказ от военной службы по мотивам совести, освободить всех осужденных за отказ от военной службы и учредить альтернативную гражданскую службу, новости о протестах в высших учебных заведениях страны против военного обучения, проповедь Мартина Лютера Кинга.

13 ноября 1988 г. М.И. Горбунов-Посадов писал киевскому толстовцу Ювченко:

«Да, Мейтин действительно молодец.  В одиночку предпринял такое важное дело. Я уже получил № 4. “Интересность” от выпуска к выпуску не снижается»[18]Международный Мемориал. Архив. Фонд А. Лобачева — В. Ювченко. Ящик 2..

Таким образом, сформировалась тематика публикаций журнала: отрывки из статей и письма Льва Толстого, публицистические материалы по вопросам истории и теории ненасилия, материалы по истории толстовского движения из личных архивов и старых изданий, которые долгое время были недоступны советскому читателю[19]Это были материалы  из «Вегетарианского обозрения» и «Искры» — газеты канадских духоборов. В личной … Continue reading, история ненасильственного протеста (гандизм, движение Мартина Лютера Кинга), общинная жизнь, отказы от военной службы по мотивам совести, альтернативная гражданская служба, этические проблемы нонконформизма, свобода совести, вегетарианство, смертная казнь[20]Например, в № 5 была опубликована статья Арсения Рогинского «Смертная казнь и интеллигенция в России», … Continue reading, антиграничные настроения, всеобщее братство людей, новости антимилитаристского движения в СССР, борьба с употреблением наркотиков и другими вредными привычками. За редким исключением, к которым можно отнести, пожалуй, только проблему смертной казни и злоупотребления наркотиками, эти проблемы в СССР не обсуждались публично с 1920-х годов.

Г. Мейтин (Гарик) в период издания «Ясной Поляны», Рига, 1990 г. (фото У. Хазиева (Джими))

     Журнал «Ясная Поляна» первым из всей перестроечной прессы начала публикацию материалов по истории толстовского движения, их можно было найти и в основном разделе, и в «Разделе истории» или «Архиве», здесь же печатались статьи и документы по истории мирового пацифизма. Помимо уже упомянутых текстов Д.Е. Моргачева, Б.В. Мазурина и И.Я. Драгуновского, «Ясная Поляна» опубликовала стихи толстовцев, отрывки из их переписки, публицистику И.И. Горбунова-Посадова (1864-1940), воспоминания Е.Ф. Шершеневой (1905-1979) о Московском вегетарианском обществе, рассказ крестьянина А.И. Кудрина (1884-1916) о его отказе от военной службы, Декрет Совнаркома от 4 января 1919 г., заявление Н.А. Шестоперова военно-полевому прокурору с описанием мотивов отказа от военной службы, материалы Общества истинной свободы в память Л.Н. Толстого, включая критический по отношению к советской власти доклад исследователя сектантства М.В. Муратова (1892-1957) от 11 мая 1919 г., биографический очерк Б.В. Мазурина «Иван Баутин», материалы о расстрелянном большевиками отказчике от военной службы В.Е. Таракине (ок.1899-1919), статья В.Ф. Булгакова (1886-1966) «Духоборцы», воспоминания толстовца А. Шевченко «О моей жизни» и др. Исторические материалы Георгий получал через толстовцев М.И. Горбунова-Посадова, И.Я. Драгуновского, П.С. Салимонова, В.Е. Ювченко, М.И. Перпер (1918-2001), Ю. Егудина, А.Г. Гросбейна (1895-1991), А. Мозгового (1906-?),  А.В. Шевченко, А.С. Бойчука, Л. Левинскаса.

«Ясная Поляна» ставила перед собой цель «знакомить читателей с общественными движениями, основывающими свою деятельность на благоговении перед жизнью»[21]Ясная Поляна. 1990. № 8. С. 2.. В ней печатались заметки о таких организациях и движениях, как Интернационал противников войны,  Международное содружество примирения, канадские духоборы, Greenpeace, Группа Доверия, группа Свободная инициатива, Транснациональная радикальная партия, латышское экологическое движение и др. Материалы по истории зарубежного пацифизма XX в. Георгий получал от членов Группы Доверия А. Рубченко и Н. Храмова, также он перепечатывал материалы других пацифистских и антимилитаристских изданий – «День за днем», «Свобода», «12:  Журнал независимых мнений», «Переадика»,  некоторые из этих изданий, в свою очередь, перепечатывали материалы из «Ясной Поляны».

Уникальной была рубрика «По пути демилитаризации» («Милитаризм и шаги демилитаризации»), в которой публиковались новости из разных городов страны о протестах учащейся молодежи против начальной военной подготовки и милитаризации образования, уклонениях и отказах от военной службы[22]Материалы об отказах в то время можно было найти в бюллетенях «День за днем», «Доверие», «12» и «Бюллетене … Continue reading.

В каждом выпуске Георгий помещал небольшую заметку «от редакции» или «редакция отвечает на вопрос», и почти всегда – пространную статью, раскрывающую тот или иной аспект теорий ненасилия. В первом номере это было автоинтервью и автобиографическая статья «Исповедую ненасилие» (рассуждения о ненасилии как идеале, а не догмате), во втором – заметка «Выбор совести» (о перестройке, «новом мышлении», мирных инициативах и отказах от военной службы по совести), в третьем – «Шаг с надеждой» (о борьбе с наркотической зависимостью), в четвертом – «Выйти из строя» (о пацифистском нонконформизме), в пятом — «Размышляя о жизни» (об индивидуализме, коллективизме и неповиновении), седьмом – «Не осуждай человека» (об отношении к другим людям и особенно тем, чьи взгляды нам не близки). Георгий отличался недогматическим отношением к идеям Толстого: обращаясь к забытой традиции и стремясь возродить ее, он критически осмысливал ее, адаптировал к современности, признавал многообразие путей к истине.

Среди корреспондентов, отрывки из писем которых были опубликованы в «Ясной Поляне» — А. Бойчук (Киевская область), В.Е. Ювченко (под псевдонимом Ю. Владев, Киев), М. Панченко (Киев), В. Киселев (Киев), М. Юнгер (Киев), П.С. Салимонов, С. Тимофеев (Рига), В. Гончарова (Волгоград), В. Лыткин (Новосибирск), В. Габедава (Тбилиси), А. Переберин (Новосибирский Академгородок), Д. Григорьев (Новгородская обл.), Е. Карамышева (Новосибирск), Д. Иванютенко (Новосибирск), М. Казаков (Москва), А. Мадисон (Таллинн), В. Назаров (Покров – Новочеркасск), О. Бобин (Карелия, г. Олонец),  А. Шевченко (Бахчисарай) и другие[23]Большинство писем остались неопубликованными и хранятся в личном архиве Г. Мейтина.. Это была своего рода традиция толстовской пацифистской периодики, заложенная еще в начале XX века: предоставлять слово не только и не столько властителям дум, знаменитостям, интеллектуалам, но прежде всего —  обычным людям, богоискателям и самостоятельным мыслителям из народа. По свидетельству редактора, он получал отклики даже из тюрьмы[24]Мейтин Г. Письмо В.Е. Ювченко от 23 октября 1991 г. // Архив Мемориала. Фонд А. Лобачева — В. Ювченко. Короб 2..

Некоторые из авторов писем в «Ясную Поляну» были (или стали позднее) «широко известны в узких кругах». Например, в третьем номере было опубликовано письмо молодого человека по имени Дмитрий Жвания (род. 1961), бывшего фаната ЦСК из Ленинграда, который писал, что он и его друзья устали от насилия и пришли к выводу,

«что изменить окружающих можно только через совершенствование. Пускай это длительный процесс, даже очень, пускай он идет мучительно долго, но он надежен»[25]Из почты «Ясной Поляны» // Ясная Поляна. 1988. № 3. С. 4..

Чтение «Ясной Поляны», однако, не пошло Жвании впрок: вскоре он перешел от мирного анархизма к троцкизму и стал сторонником террористической борьбы[26]Жвания Д. Путь хунвейбина: (хроники последней русской революции). СПб.: Амфора, 2006.

Серьезные критические рецензии на материалы журнала Георгий получал от Андрея Мадисона — таллиннского хиппи, интересовавшегося идеями Л. Толстого («для меня Толстой всегда был великим примером поисков, сомнений, мучений, честности и открытости») и религиозно-общественными движениями[27]Мадисон известен как автор статьи «Левый Лев: Лев Толстой как хиппи, панк и анархист» (Мадисон А. Левый Лев: … Continue reading.  О журнале Мадисон писал:

«Лейтмотивные слова большинства материалов так или иначе – свобода и Бог. И их предикаты»[28]Мадисон А. Письмо Г. Мейтину от 24 апреля 1989 г. Л. 2,1 (Личный архив Г. Мейтина).. Особенно его интересовали коммунитарные идеи, материалы о которых можно было встретить в журнале:  «Меня давно влечет коммунитарная жизнь (и описательски – просто радостно читать о благожелательном сожитии, и как возможный житейский опыт – просто пока не нашлась подходящая компания, зато в нашем доме постоянно кто-нибудь бывает, и я счастлив, когда совершенно исчезает деление на хозяев и гостей)»[29]Мадисон А. Письмо Г. Мейтину от 21  ноября 1989 г. Л. 2 (Личный Архив Г. Мейтина)..

В 9/10 и 11 выпусках «Ясной Поляны» Георгий опубликовал второй вариант своих воспоминания «Два лета»[30]Как упоминалось выше, первый вариант воспоминаний был изъят КГБ в 1982 г., написанные заново в 1985-1986 гг. … Continue reading. В них он рассказывал о том, как во время своих путешествий автостопом летом 1979 и 1980 годов задерживался милицией, попадал в спецприемники, подвергался насильственной стрижке и при этом пытался относиться к тем, кто его преследовал, в соответствии со своей верой в то,

«что в каждом человеке есть доброе, что все – братья, все – дети Божьи»[31]Мейтин Г. Два лета // Ясная Поляна. 1990. № 11. С 60..

В 1991 году, накануне распада Советского Союза, делать журнал в одиночку было уже очень тяжело – и физически, и финансово, и морально. По словам Георгия, «время самиздата прошло», а на профессиональном уровне выпускать журнал у него «нет ни сил, не способностей»[32]Мейтин Г. Письмо В.Е. Ювченко от 23 октября 1991 г. // Архив Мемориала. Фонд А. Лобачева — В. Ювченко. Короб 2.. Последние два номера выходили уже в формате ежегодника. В письме А.В. Шевченко от 27 сентября 1991 г. Георгий писал о прекращении выпуска журнала: «Издание “Ясной Поляны” действительно закончилось, но, как мне иногда приходится слышать, журнал – уже независимо от меня – продолжает свою работу: его читают в разных городах, и кто-то бросает курение, кто-то перестает поедать трупы животных, кто-то даже отказывается от военной службы и, я надеюсь,  что кто-то располагается к примирению»[33]Мейтин Г. Письмо А.В. Шевченко от 27 сентября 1991 г. // URL: https://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=7192461 (Номер в Госкаталоге: 6999901; … Continue reading. В том же году Советский Союз прекратил свое существование, и редактор «Ясной Поляны» и его читатели оказались гражданами разных стран.

Г. Мейтин (Гарик) и А. Герасимова (Умка), Рига, 2009 (фото Л. Золнеровичса)

 «Ясная Поляна» оставила заметный след в истории общественных движений периода перестройки. В среде позднесоветских анархистов интерес к работам Толстого был очень высок, поэтому неслучайно в конце 1980-х – начале 1990-х годов именно в анархистских кругах «активно циркулировал» журнал Георгия[34]Тарасов А.Н. Революция не всерьез: Штудии по теории и истории квазиреволюционных движений. Екатеринбург: … Continue reading. О своем тесном знакомстве с журналом нам рассказали москвичи П. Рябов и К. Букетов, С. Шевченко (в то время принадлежал к донецкой группе анархо-синдикалистов) и А. Дубовик (альянс казанских анархистов). По свидетельству последнего, в их группе не только читали журнал и комплектовали им свою библиотеку, но и распространяли его вместе с другими анархистскими журналами, считая его своим, анархистским.

Таким образом, журнал был единственной площадкой, которая соединила несколько поколений и религиозно-общественных направлений сторонников ненасилия в СССР в деле возрождения памяти, обсуждения дискуссионных проблем и восстановления прерванных в СССР традиций толстовского и пацифистского движения.

Легендарный редактор «Ясной Поляны» Георгий Мейтин и по сей день живет в Риге. После прекращения выпуска журнала общественной деятельностью он не занимался. И хотя «старые» толстовцы уже ушли в иной мир, более молодое поколение читателей журнала прекрасно помнит Георгия. Любое упоминание его имени  порождает массу добрых воспоминаний о том безвозвратно ушедшем и почти забытом времени, когда в нашей тогда еще общей стране многие люди считали себя приверженцами ценностей ненасилия, прислушивались к голосу своей совести, верили в силу ненасильственного протеста, а также в то, что все люди – братья, а потому отношения между людьми должны быть мирными.

 1,151 total views,  2 views today

Примечания

Примечания
1 Янов В.В. Краткие воспоминания о пережитом / Публ. И. Кривина // Память. М., 1977-Париж, 1979. Вып. 2. С. 83-159. Муратов М.В. Итоги (1912-1954) / Публ. С. Линдина // Память. 1982. М., 1981-Париж, 1982. Вып. 5. С. 315-335; Воспоминания крестьян-толстовцев. 1910-1930-е гг. / Сост. А.Б. Рогинский. М.: Книга, 1989.
2 Смирнов, Илья [Воспоминания] // Архив Исследовательского центра Восточной Европы при Бременском университете / Archiv der Forschungsstelle Osteuropa an der Universität Bremen. FSO 01-158 Smirnov. Л. 33.
3 Мейтин Г. Stop. Flat. [Неопубликованные воспоминания].
4 Вишня [Вишневский В.] Настоящая история львовских мотохиппи // Хiппi у Львовi: Альманах. Львiв, 2011. С. 108.
5 Карев А. Письмо А. Ноландту от 13 сентября 1978 г. // Архив В. Резункова. Письма А. Карева.
6 Смирнов И. Указ. соч. Л. 33, 33-2. Вскоре после поездки Огородников был арестован, в связи с  чем участники разговоров у костра вызывались на беседы в КГБ.
7 Струкова Е.Н. Альтернативная периодическая печать в истории российской многопартийности (1987-1996). М.: ГПИБ России, 2005. С. 9.
8 Справочник периодического самиздата / Сост. А. Суетнов. М.: Из глубин, 1990. С. 111 (фотография редактора журнала).
9 Н. Храмов перечислял журнал среди тех немногих, которые распространялись бесплатно (Храмов Н. Ротапринтная революция? // Независимый библиограф № 2: Справочник периодического самиздата / Сост. А. Суетнов. М., 1989. С. 28). Это не исключает таких случаев, когда распространители самиздата могли продавать журнал, делясь частью выручки с редактором.
10 Мейтин Г. [От редактора] // Век XX и мир. 1989. № 1. С. 32.
11 Мейтин Г. Размышляя о жизни // Ясная Поляна. 1988/1989. № 5. С. 29-30.
12 Мейтин, Георгий. Stop. Flat. [Неопубликованные воспоминания].
13 Соловьев А., Трофимов В. Заблудшие овечки или… // Советская молодежь.1982.  (Рига), 10 марта.
14 Периодичность выходы журнала была следующей: № 1 (март 1988), № 2 (апрель-май 1988), № 3 (июль-сентябрь 1988), № 4 (октябрь-ноябрь 1988), № 5 (декабрь 1988-январь 1989), № 6 (февраль-апрель 1989), № 7 (май-август 1989), № 8 (сентябрь-ноябрь 1989), № 9/10 (декабрь 1989 – апрель 1990), № 11  (1990), № 12 (1991). Первый номер журнала был помещен в прозрачные папки с рисунком фонаря и надписью “Riga”.
15 Архив Мемориала. Фонд А. Лобачева — Е. Ювченко.  Короб 1.
16 [Мейтин Г.] «Ясная Поляна». По поводу выхода журнала // Ясная Поляна. № 1. 1988. С. 1.
17 Там же. С. 2.
18 Международный Мемориал. Архив. Фонд А. Лобачева — В. Ювченко. Ящик 2.
19 Это были материалы  из «Вегетарианского обозрения» и «Искры» — газеты канадских духоборов. В личной беседе Георгий также упомянул, что при работе над журналом источником вдохновения для него служили  периодические издания «Свободного слова» конца  XIX – начала XX в.
20 Например, в № 5 была опубликована статья Арсения Рогинского «Смертная казнь и интеллигенция в России», написанная в Ленинграде в 1987 г.
21 Ясная Поляна. 1990. № 8. С. 2.
22 Материалы об отказах в то время можно было найти в бюллетенях «День за днем», «Доверие», «12» и «Бюллетене христианской общественности».
23 Большинство писем остались неопубликованными и хранятся в личном архиве Г. Мейтина.
24, 32 Мейтин Г. Письмо В.Е. Ювченко от 23 октября 1991 г. // Архив Мемориала. Фонд А. Лобачева — В. Ювченко. Короб 2.
25 Из почты «Ясной Поляны» // Ясная Поляна. 1988. № 3. С. 4.
26 Жвания Д. Путь хунвейбина: (хроники последней русской революции). СПб.: Амфора, 2006.
27 Мадисон известен как автор статьи «Левый Лев: Лев Толстой как хиппи, панк и анархист» (Мадисон А. Левый Лев: Толстой как хиппи, панк и анархист // Мадисон А.О., Отражение. СПб., 2004. С. 87-112).
28 Мадисон А. Письмо Г. Мейтину от 24 апреля 1989 г. Л. 2,1 (Личный архив Г. Мейтина).
29 Мадисон А. Письмо Г. Мейтину от 21  ноября 1989 г. Л. 2 (Личный Архив Г. Мейтина).
30 Как упоминалось выше, первый вариант воспоминаний был изъят КГБ в 1982 г., написанные заново в 1985-1986 гг. воспоминания ходили в самиздате и были еще до появления в «Ясной Поляне» опубликованы в альтернативной печати нескольких городов, например, в рижском журнале «Третья модернизация» (№№ 1,2 за 1987 г.) и, предположительно, в журнале В.В. Калиниченко «Дилетант» (Владивосток). Позднее «Два лета» перепечатывались в « 2 «Даугавы» за 2004 (с. 70 – 119).
31 Мейтин Г. Два лета // Ясная Поляна. 1990. № 11. С 60.
33 Мейтин Г. Письмо А.В. Шевченко от 27 сентября 1991 г. // URL: https://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=7192461 (Номер в Госкаталоге: 6999901; номер по ГИК (КП): КП-25686).
34 Тарасов А.Н. Революция не всерьез: Штудии по теории и истории квазиреволюционных движений. Екатеринбург: Ультра.Культура, 2005. С. 245-246.

Добавить комментарий