Изобретая безвластие: Освободительный язык братьев Гординых

Изобретая безвластие: Освободительный язык братьев Гординых

Автор: ,

Изобретая безвластие: Освободительный язык братьев Гординых

Share/репост

Безвластие иногда представляют как пустоту, как Ничто, бездну, во тьме которой ничего не видно и ничего нет. Можно ли сотворить безвластие? Можно ли помыслить его как результат творческого усилия? Если да, то тождественно ли оно таким понятиям, как «свобода» и «хаос»? Русский философ Н.А. Бердяев, полагал, что существует некая до-бытийственная «тёмная» свобода, имманентная нашему миру, существовавшая «до всего», хаос, когда ничего не было. В своих очерках о немецком мистике Я. Бёме он замечает, что такая свобода «подобна Ничто, но от неё происходит что-то»[1]. Это «что-то» сейчас одни называют «порядком», а другие «анархией». В последнем случае анархию как форму безвластия левые антиэтатисты понимают в качестве высшей формы порядка, когда человеческая коммуникация не нуждается в управляющем начале, когда не система социальных и политических институтов (от религии до государства) являются источником порядка, а сами люди в их непосредственном общении друг с другом.

Как возможен язык общения в предполагаемом мире анархии как высшей степени порядка? Кибернетика, независимо от того, каким определением мы сейчас будем пользоваться, обязательно предполагает два понятия: управление и язык. В самом абстрактном смысле слова кибернетика изучает закономерности процессов управления и то, посредством какого языка эти процессы можно описывать, а ещё лучше – контролировать[2]. Если это так, то всякое общение предполагает не только язык, но и определённую форму управления, т.е. внешнюю контролирующую инстанцию. В XIX в. А. Ампер, рассуждая о кибернетике, полагал, что такой контролирующей инстанцией должно быть государство[3]. С развитием социалистической общественно-политической мысли, а также с эволюцией самой кибернетики, в интеллектуальной культуре всё больше укреплялось представление о самоуправлении. Институты самоуправления мы видим сейчас везде: в устройстве муниципальных служб, в идее политического федерализма, в автоматизации многих сегментов цифровой экономики. Но всякое ли самоуправление как концепция реализовывается в жизни как безвластие? Можно ли считать современные городские муниципалитеты в собственном смысле безвластными? Анархисты предлагали самый радикальный взгляд на самоуправление именно как на форму безвластия. Для реализации своей идеи мирового безвластного общества, построенного на принципах солидарности, свобода и равенства, они часто предлагали не только революционное преобразование социально-экономической и политической сферы, но и социокультурной, коммуникативной, отвечающей за то, как люди могут взаимодействовать друг с другом. Проект языка АО братьев Гординых[4] справедливо можно называть самой смелой и радикальной попыткой изобрести безвластие посредством философско-лингвистической рефлексии.

Творчество А.Л. Гордина (1887–1964) и В.Л. Гордина (1884 или 1885 или 1878 или 1879 – не ранее 1931) многогранно: теория пананархизма, концепция социотехникума, многочисленные прозаические очерки и стихотворения, в конце концов сама общественно-политическая деятельность в неспокойные годы русских революций. Именно язык АО по праву можно считать самой нетривиальной идеей братьев-мыслителей. Трудно сказать, когда появилась сама мысль соединить проект искусственного разговорного языка с освобождающим молотом революции, но не будет ошибкой предположить, что этому озарению предшествовала история жизни, наполненная драматическими событиями.

А.Л. и В.Л. Гордины родились в Российской империи, в местечке Михалишки, недалеко от города Сморгонь. Жизнь в семье раввина И.Л. Гордина, человека не чуждого философии, но также и не чуждого дисциплине (странно думать, что талантливый служащий религиозного культа был бы другим), предполагала усиленное изучение иностранных языков[5] . Черта осёдлости, где проживали братья, могла воспитать в человеке или покорное принятие социальной изоляции, или бунт против неё. Вероятно, именно изучение языков и стремление к свободе стали определяющими обстоятельствами в нелёгком пути братьев к изобретению языка АО. Уже к 1909 г. мыслители открыли экспериментальную школу «Иврия», где преподавали по системе «иврит на иврите». В 1914 г. мировая война решила, что сейчас не время для экспериментов, поэтому снаряды разрушили здание школы и прекратили интересное педагогическое начинание. Досконально неизвестно, кто именно из братьев предложил идею искусственного «освободительного» языка, но точно известно, что непосредственной работой над грамматикой занимался именно В.Л. Гордин (что не мешало ему часто подписывать свои работы как «Братья Гордины»).

Братья Гордины

Вообще период 1917–1924 гг. – время само по себе экспериментальное. Логично, что именно в эту эпоху сложилась концепция АО. Тем более логично что АО был связан с революцией. Пусть читатель не думает, что деятельность братьев Гординых – это что-то исключительно новое для современной истории философии. Политическое творчество мыслителей неоднократно подвергалось анализу. Есть безусловные успехи в прояснении вопроса о том, какое место социально-политические взгляды братьев занимали в общем корпусе социалистической и анархической мысли того времени[6].Однако стоит признать, что исследователи часто констатировали сам факт, что Гордины изобрели язык АО, но редко говорили о том, что он из себя представляет, как на нём можно говорить, и вообще, как он связан с идеей освобождения человечества. С.Н. Кузнецов, А.В. Аролович, Л. Тёрк (Tuerk), М.Ю. Мартынов, Е.В. Кучинов, авторы этой статьи бесконечно благодарны вам за то, что обратили внимание на философско-лингвистическую сторону творчества двух братьев-революционеров[7]. В данном тексте мы постарались учесть ваш труд и попытаться «углубить» то, что уже изучено.

В 1919 г. В.Л. Гордин создаёт первую редакцию языка АО, в 1924 г. — вторую. В 1927 г., будучи представленным на Первой Всемирной выставке межпланетных аппаратов и механизмов, язык АО обозначается как «космический». Имеется в виду не общение с инопланетянами, а то, что это язык человечества, покоряющего космос. Использовать в этом глобальном деле национальные языки – значит строить новую «Вавилонскую башню», разобщать человечество, оставаться в рамках культуры патриархата и насилия.

Первая задача языка АО, таким образом – объединение человечества. Это означает, что впервые в истории создаётся Человечество в полном смысле этого слова. «Говорите по-человечески, на АО», — взывает В. Гордин в «АО-русском грамматическом словаре». Прежние естественные языки объявляются «нечеловеческими». Не случайно год создания языка АО (и Социотехникума) – 1919 – провозглашается В. Гординым годом «изобретения Человечества» и начала новой истории. Ряд издаваемых Вольфом после 1919 года книг соблюдают этот принцип. Например, книга «Изобретпитание (как выход из всех тупиков и разрух и путь к бессмертию)» вышла в свет во «2-й год по Изобретению Человечества» (1921 г.), издана в «Аограде» (Москва)[8]. Язык здесь, таким образом, не просто техническое средство – он конструирует саму реальность. И, поскольку АО – язык идеологический, политический, созданный с политическими целями – он в первую очередь конструирует социально-политическую реальность.

Залог возможности объединения – освоение языка АО всем человечеством. Ради этого, ради простоты усвоения АО обходится минимальным количеством звуков и знаков, а также вводит комбинаторику как способ создания языковых выражений. Звуки в АО должны соответствовать понятиям – таким образом предпринимается попытка преодоления разрыва знака и значения. В этом преодолении – залог возможности работы языка по изменению мира, его «магической», «технической» сущности. Разрыв между знаком и значением преодолён в утопической «стране Анархии» братьев Гординых, где воображение свободно творит, практически не встречая сопротивления преобразованной «материи». Это тот идеал, к которому ведёт язык АО.Язык «чистых» понятий также, по мнению В.Л. Гордина – это «настоящий» язык человечества. Различные естественные языки – просто разные формы выражения одного содержания – понятий и суждений. Вот к этой первооснове обращается язык АО, что тоже способствует объединению человечества.

Различия между АО-1 и АО-2 не очень значительные и касаются только азбуки. В АО-1 гласные обозначаются через цифры с апострофом, а в АО-2 через знаки математических операций. Вместо звука «т(э)» в АО-2 вводится звук «ль», а согласная «з» вместо ноля обозначается знаком процента %. Далее речь пойдёт о АО-2.

Фонетический алфавит «АО» состоит из 11 звуков, среди которых 5 гласных и 6 согласных. «А» обозначается знаком умножения «x», означает «изобретение» и отражает саму аксиологическую основу «АО», т.к. «одно лишь изобретение умножает блага, всё же остальное, все другие виды деятельности лишь повторяют, подражают и эксплуатируют первое»[9] [Братья Гордины, 1924, С.4]. Знак «О» совпадает с математическим «ноль» и является противоположностью «А». «О» — выражает надежду на природные силы и «нулевое изобретение».  С помощью «О» или, вернее, «0» обозначается окончание существительных. Таким образом, само выражение «АО», само название языка означает «изобретение» («а», «изобретение» + «о», окончание существительных). «+» (э) обозначает «да», в то время как «-» (у) – «нет». Количество использования «+» и «-» в языке АО показывает степень положительности или отрицательности тех или иных понятий. Использование согласных звуков соответствует счёту от 1 до 5, где «1» – это «б», «2» – «ц», «3» – «д», «4» – «ф», «5» – «ль». Счёт от 1 до 5 – степени совершенства. Знак процента «%» (з) – противоположность «5» (высшее проявление чего-либо), частичность, которая напоминает нам, что «мы тут имеем дело лишь с долями». Алгебраическое извлечения корня «√» (и) показывает, что «изобретение нового свойства» есть «извлечение» сущности вещи[10]

Используя приведённые правила, можно составить такие слова, как X5X (аля) – делать, X+5X (аэля) – усовершенствовать, X–X5 (ауля) – обрабатывать, X√5X (аиля) – строить. Каждый термин в данном случае состоит из знаков, каждый из которых в то же время обладает символическим значением, подобно семантике некоторых азиатских язык, где присутствует иероглифы.

Братья Гордины вообще любили пятичленную структуру. Здесь необходимо обратиться к их литературному наследию, особенно к ключевому произведению – утопии «Страна Анархия»[11]. Можно предположить, что пять согласных звуков, счёт от одного до пяти, структурирующий алфавит АО, соответствует пяти героям этого сочинения, Пяти Угнетённым (Я, Рабочий, Женщина, Угнетённая нация и Молодёжь)

Знак, письменное обозначение Фонетика, звук Символическое значение
X А Дословно «изобретение», приумножение всего, творчество само по себе
0 О 0, т.е. «ноль», «нулевое изобретение», «надежда на силу природой стихии»
+ Э «Да», т.е. максимально положительная коннотация
У «Нет», т.е. максимально негативная коннотация
И «Извлечение сущности вещи»
1 Б Первая степень совершенства
2 Ц Вторая степень совершенства
3 Д Третья степень совершенства
4 Ф Четвёртая степень совершенства
5 Ль Высшее проявление чего-либо
% З Частичность

В утопии «Страна Анархия» язык обладает магическим характером – с его помощью человек «управляет» предметами и явлениями. Впрочем, сами братья Гордины не любят слово «магия», понимая под ним именно внешнее управление вещами. Язык в стране Анархии преобразован, в нём нет повелительного наклонения и формы приказа. Человек «просит» предмет нечто сделать, а не заставляет подчиняться его воле. В.Л. Гордин замечает, что так древние люди обращались к духам – например, рубя дерево в лесу, дровосек обращается к духу дерева или леса и просит разрешения срубить дерево. Озвучив такую просьбу, человек влияет на поведение дерева. Дерево подчиняется слову так, как будто бы речь идёт о современном голосовом управлении гаджета. Дерево в стране Анархия – биомеханизм, наделённый всеми органическими свойствами живого дерева, но созданный технически для гармонического существования в мире, где коммуникация между люди и вещами происходит максимально свободно, где нет проблемы шифрования, кодировки, проблемы перевода. Вспоминаются известные слова А. Кларка о том, что развитая технология неотличима от магии.

В «Стране Анархии» люди ещё пользуются «естественным» языком, но очевидно, что переход на язык АО, напоминающий язык программирования, отлично вписался бы в эту картину. Если бы он одновременно использовался бы и для «программирования» предметов-биомеханизмов, и для общения между людьми, исчез бы этап перевода с человеческого языка на машинный, который присутствует в современных системах с голосовым управлением. Такой перевод означает разрыв, неравенство, разобщение, необходимость работы по переводу со стороны машин. Использование АО позволяет это преодолеть.

Вторая задача языка АО – освобождение. Его требуют Пять Угнетённых – Я, Рабочий, Женщина, Угнетённая нация и Молодёжь. Освобождение реализуется через ряд аспектов языка, имеющих аксиологический и идеологический характер.

Первый из таких аспектов заключается в том, что язык АО очищен от повелительного наклонения. На нём в принципе нельзя отдать приказ. Более того, на нём нельзя прямо говорить о власти, подчинении, насилии, даже в негативном ключе. Говорить об этом можно двумя путями. Либо это путь метафор, сравнений, символов – путь поэзии. Либо это путь апофатики, отрицания. Собственно, язык АО и есть такая апофатика власти, «негативным» образом центрирующийся, организующийся вокруг отрицания власти. Проблема в том, что то, что мы не можем высказать, «ухватить» нашими средствами познания и высказывания, благодаря самой этой невозможности обретает власть и значение. Таким образом, власть для языка АО становится трансцендентальным означающим, говоря словами постструктуралистов. «За спиной» языковой утопии маячит «призрак» или даже, может быть, «предчувствие» власти, вызывающее смутную тревогу. Тревогу того, что, если власть окажется поименована, если будет произнесено, как в сказке, магическое слово-заклинание, ситуация может быть вывернута «наизнанку», и уже безвластие окажется смутным, почти несуществующим «призраком» в реальности тоталитаризма и угнетения.

Во имя гендерного равноправия язык АО очищен от местоимения «она». Ко всякому религиозному или мистическому понятию добавляется особый суффикс ‘545‘3 (уфто), означающий «обман» (АО-1).

В АО нет родительного падежа, т.к. он связан с «генетизмом», поиском причин и происхождения, обращённостью к прошлому, а не будущему. В мире светлого анархического будущего нет места объяснениям через причины и вопросам «почему?». Фактически это означает, что вообще нет места объяснениям. Поэтому Угнетённые, посещающие утопическую страну в «Стране Анархии» ничего не понимают – но их проводник не стремится им что-то объяснять, а призывает отказаться от порочной практики поиска объяснений. Задача человека – творчество, а не «бесплодное» понимание.

 «Старый язык» обвиняется Гординым в фетишизме (в марксистском смысле), главным источником которого является «старый» глагол. Если мы скажем, что «солнце светит», значит мы порождаем нечто антропоморфное, будто бы у солнца есть сознание и воля. Этого делать нельзя, т.к. от концепции техники мы тогда вновь возвращаемся к странной форме язычества, где культура поклонение природным стихиям заменяет идею творческой активности человекаю  В АО для несознательных действий используется не глагол, а особое спрягаемое по временам прилагательное, позволяющее сказать «солнцу свойственна светлость теперь». Выражения типа «я хожу», наоборот, вызывают представление о бессознательности действия («я нахожусь в состоянии хождения») – на АО в таких случаях следует сказать «я веду себя».

«Новый глагол» языка АО должен стать ключевой частью речи, какой для старых естественных языков было существительное. Глагол символизирует действие, движение, созидание, устремлённость в будущее – поэтому он ставится Гординым на первое место, и ему даётся окончание «а», означающее «изобретение». В конце иерархии частей речи стоит существительное – это нечто ставшее, определённое, затвердевшее, неподвижное, практические прошлое. В конце существительных стоит окончание «о» — знак нуля, остановки, не-изобретения.

Аксиология языка АО проявляется и в том, как братья Гордины понимали время. Например, X1(аб), сокращённое от понятия «время» (в развёрнутом виде оно будет записано как 1X0, т.е. «бао»), понимается как «теперь», будущее время – +1 (эб), в то время как прошедшее записывается в качестве -1 (уб). Положительная коннотация, очевидно, на стороне будущего. Прошлое в языке «АО» рассматривается как однозначно отрицательное.

Ассоциации между языком АО и новоязом Дж. Оруэлла возникают не только потому, что в обоих случаях используются плюсы и минусы для обозначения положительного или отрицательного отношения, обрезая все богатства выражения естественного языка. Но и потому, что оба они стараются не дать сформироваться «неправильным» с точки зрения определённой идеологии выражениям. А значит «неправильным» мыслям и «неправильному» поведению. Если идеальный язык позитивистов релятивизировался вначале к задачам науки, а затем – к задачам практики и коммуникации, язык АО релятивизируется к политике и идеологии. Новояз и АО идейно разнонаправленны: один ориентирован на освобождение и снятие всех ограничений, другой – на закабаление. Но функционально они сходны.

В. Гордин и А. Гордин находились под сильнейшим влиянием концепции «звёздного языка» В. Хлебникова. Интересно, что в одном из стихотворений последнего встречается слово «Бобэоби». А В. Гордин часто подписывал свои работы на языке АО «Бэоби» («Бэо» — человечество, «Би» — я, т.е. «Бэоби» — Человечество-Я, человечество, сосредоточенное в данном Я) или «1+01√».)

Но если язык Хлебникова – это прежде всего поэзия, стихия, свободное словообразование, язык АО предполагает довольно строгие правила, за которые в словотворчестве выходить нельзя. С одной стороны, это продиктовано интересами коммуникации – на языке, который предполагает абсолютную свободу словообразования, будет очень трудно общаться. Но, с другой стороны, это свидетельство структурированности творчества в представлении братьев Гординых.

Характерно, что Пантехнический сад в стране Анархии, собрание всевозможных механизмов, порождённых непрерывной творческой деятельностью освобождённого человечества, разделён на отделы. Это каталог форм и предметов. Аналогичным образом устроен язык АО. Чтобы упорядочить процесс создания новых слов, В.Л. Гордин вводит идеологически окрашенные шкалы. Есть восходящая и нисходящая, триумфальная и трагическая шкала. К понятиям добавляются префиксы и суффиксы, усиливающие или ослабляющие некое свойство – и таким образом выстраиваются шкалы. Дело даже не в произвольности критериев шкал, а в самом их наличии. Мало того, после грамматической классификации мира, Гордин в рамках АО производит классификацию по противоположностям и классификацию по сферам бытия и науки. Таким образом, язык АО подаётся как язык-классификатор, язык-каталог. Т.к. язык АО есть само творчество, изобретение (само его название значит «изобретение»), получается, что и творчество имеет ту же природу – не стихии и хаоса, а структуры, плана, каталога (не случайно одна из работ братьев Гординых называется «План человечества»)[12] .

Характерно, что придуманный В.Л. Гординым язык и эстетически (математические знаки), и практически соответствует технике, напоминая в этом плане языки программирования. Язык АО – технический, как в том смысле, что посредством него создаётся новый мир, так и в том, что он сам по себе техника, человеческое изобретение с чёткой структурой. Если в быту техника понимается как средство, то у братьев Гординых она самоценна, она и есть цель, она и есть творчество.

Братья Гордины практически во всех своих произведениях призывают отказываться от традиционных противопоставлений, традиционных оппозиций (материи и идеи, науки и религии, деревни и города, капиталистов и пролетариата и т.д. и т.п.), выходить за их пределы. Но выходить не в ничто, а в имманентно структурированный творческий акт. Таким образом, свобода, безвластие, анархия уже содержат в себе порядок и структуру.

Человек будущего не легкомыслен, он обладает железной волей, с помощью которой преобразует мир. На уровне общества железной воле соответствует план – поэтому братья Гордины сравнительно долго, несмотря на репрессии против анархистов вообще и против них в частности, поддерживали большевиков и идею плановой экономики.

Язык АО, таким образом, соединяет в себе объединение и освобождение, структуру и творчество, технику и человечность. АО следует принципам предельной универсальности и максимальной простоты в освоении. В эпоху эсперанто искусственные языки стали претендовать на то, чтобы вытеснить языки национальные с их пережитками, с их несовершенством. Пожалуй, только АО предполагал онтологическое и аксиологическое изменение мира в прямом смысле этого слова. Только АО задумывался как революционное освобождение мира, как способ осуществления тотальной эмансипации всех людей. Хотя В.Л. Гордин настаивал на использовании выработанных им строгих правил грамматики, ни в одном тексте он не говорил о завершённости созданного им языка. Вероятно АО как изобретение стоит понимать максимально широко – как вечно техническое обновляемое и дополняемое. Если учесть экспериментальные корни этого проекта (школа «Иврия»), то АО нуждается по своей задумке в совершенствовании. Братья Гордины верили в свободу и самоуправление, но что такое свобода, как ни самоуправляемый процесс, где каждый участник наделён статусом изобретателя?

Список литературы

  1. Анархизм: pro et contra, антология / Сост., вступ. статья, коммент. П.И. Талеров. Спб: РХГА, 2015. 1142 с.
  2. Аролович А.В. Анархизм-универсализм в контексте русской «космической парадигмы» начала XX века: Дис. канд. культурологических наук: 24.00.01 Москва, 2005 163 с.
  3. Бердяев Н.А. Из этюдов о Я. Беме. Этюд I. Учение об Ungrund // Путь.1930. № 20. С.47-79.
  4. Братья Гордины. Грамматика панметодологического языка АО. Изд. второе, М.: Типография АО «Человечество», 1924. 16 с.
  5. Братья Гордины. Страна Анархия. Утопии братьев Гординых. M.: Common place, 2019. 302 с.
  6. Бэоби (В. Гордин). Изобрет-питание (Как выход из всех соврем. тупиков-разрух и как путь к бессмертию): Опыт попул. очерка жизнеизобретательства / Пер. с яз. АО. М.: Изд-во Всеизобретальни, 1921. 40 c
  7. Бэоби (В. Гордин). План человечества (внегосударственников-всеизобретателей). М.: Издание Всеизобретальни, 1921. 36 с.
  8. Геллер Л. Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых / Гордин А.Л, Гордин В.Л. Анархия в мечте: Публикации 1917–1919 годов и статья Леонида Геллера «Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых» / Сост., подг. текстов и коммент. С. Кудрявцева. М.: Гилея, 2019. 444 с. C.341–419
  9. Гончарок М. Пепел наших костров. Очерки истории еврейского анархистского движени я(идиш-анархизма), М.: Common place, 2017, 400 с.
  10. Кузнецов С.В. Linguistica cosmica: рождение «космической парадигмы» // Современная наука. 2014. №2. С.39–65
  11. Кучинов Е.В. От пананархизма к АОизму и АИИЗу: очерк истории и мифологии одного инопланетного племени // Этнографическое обозрение, 2019, №6, С.34-48
  12. Кучинов Е.В. Техника анархии: утопии на полях хайдеггеровского вопроса // Новое литературное обозрение, 2019, №4 (158), С.124-141
  13. Мартынов М.Ю. Язык русского анархизма. М.: Культурная революция, 2016. 176 с.
  14.  Новиков Д.А. Кибернетика: навигатор. история кибернетики, современное состояние, перспективы развития. М.: ЛЕНАНД, 2016. 160 с, С.7, 27, 31
  15.  Поваров Г.Н. Ампер и кибернетика. М.: Соврадио, 1977, 96 с., С.3
  16. Рублёв Д.И. Российский анархизм в XX веке. М.: Родина, 2019. 704 с.
  17. Семигин Г.Ю. Антология мировой политической мысли. Том 3. Политическая мысль в России. X век — первая половина XIX в. М.: Мысль, 1997 г., 795 с
  18. Tuerk L. Religiöser Nonkonformismus und Radikale Yidishkayt. Abba Gordin (1887-1964) und die Prozesse der Gemeinschaftsbildung in der jiddisch-anarchistischen Wochenschrift Fraye Arbeter Shtime 1937-1945 // http://digital.bibliothek.uni-halle.de/. URL:http://digital.bibliothek.uni-halle.de/ulbhalhs/urn/urn:nbn:de:gbv:3:4-16253 (Дата обращения: 02.10.2020)

[1] Бердяев, 1930 – Бердяев Н.А. Из этюдов о Я. Беме. Этюд I. Учение об Ungrund // Путь.1930. № 20. С.47-79.

[2] Новиков Д.А. Кибернетика: навигатор. история кибернетики, современное состояние, перспективы развития. М.: ЛЕНАНД, 2016. 160 с, С.7, 27, 31

[3] Поваров Г.Н. Ампер и кибернетика. М.: Соврадио, 1977, 96 с., С.3

[4] Авторы данного текста полагают, что первоначальное совместное творчество двух мыслителей можно понимать как «старт» к созданию АО.

[5] Геллер Л. Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых / Гордин А.Л, Гордин В.Л. Анархия в мечте: Публикации 1917–1919 годов и статья Леонида Геллера «Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых» / Сост., подг. текстов и коммент. С. Кудрявцева. М.: Гилея, 2019. 444 с. C.341–419

[6] Рублёв Д.И. Российский анархизм в XX веке. М.: Родина, 2019. 704 с.; Гончарок М. Пепел наших костров. Очерки истории еврейского анархистского движени я(идиш-анархизма), М.: Common place, 2017, 400 с.; Семигин Г.Ю. Антология мировой политической мысли. Том 3. Политическая мысль в России. X век — первая половина XIX в. М.: Мысль, 1997 г., 795 с; Анархизм: pro et contra, антология / Сост., вступ. статья, коммент. П.И. Талеров. Спб: РХГА, 2015. 1142 с., C. 740–755.

[7] Кузнецов С.В. Linguistica cosmica: рождение «космической парадигмы» // Современная наука. 2014. №2. С.39–65; Аролович А.В. Анархизм-универсализм в контексте русской «космической парадигмы» начала XX века: Дис. канд. культурологических наук: 24.00.01 Москва, 2005 163 с.; Мартынов М.Ю. Язык русского анархизма. М.: Культурная революция, 2016. 176 с.; Кучинов Е.В. Техника анархии: утопии на полях хайдеггеровского вопроса // Новое литературное обозрение, 2019, №4 (158), С.124-141; Кучинов Е.В. От пананархизма к АОизму и АИИЗу: очерк истории и мифологии одного инопланетного племени // Этнографическое обозрение, 2019, №6, С.34-48 ;Tuerk L. Religiöser Nonkonformismus und Radikale Yidishkayt. Abba Gordin (1887-1964) und die Prozesse der Gemeinschaftsbildung in der jiddisch-anarchistischen Wochenschrift Fraye Arbeter Shtime 1937-1945 // http://digital.bibliothek.uni-halle.de/. URL:http://digital.bibliothek.uni-halle.de/ulbhalhs/urn/urn:nbn:de:gbv:3:4-16253 (Дата обращения: 13.08.2020)

[8] Изобрет-питание (Как выход из всех соврем. тупиков-разрух и как путь к бессмертию): Опыт попул. очерка жизнеизобретательства / Пер. с яз. АО. М.: Изд-во Всеизобретальни, 1921. 40 c.

[9] Братья Гордины. Грамматика панметодологического языка АО. Изд. второе, М.: Типография АО «Человечество», 1924. 16 с. С.4

[10] Там же, С.5

[11] Братья Гордины. Страна Анархия. Утопии братьев Гординых. M.: Common place, 2019. 302 с.

[12] Бэоби (В. Гордин). План человечества (внегосударственников-всеизобретателей). М.: Издание Всеизобретальни, 1921. 36 с.

  • Иллюстрация: Alice Nox «Братья Гордины»

603 просмотров всего, 7 просмотров сегодня