Об истоках экологического анархизма: Луи Рембо и веганские коммуны во Франции первой половины XX века

Об истоках экологического анархизма: Луи Рембо и веганские коммуны во Франции первой половины XX века

Автор: Арно Боберо
Перевод: Полина Грунтова для коллектива «Экопраксия»

Об истоках экологического анархизма: Луи Рембо и веганские коммуны во Франции первой половины XX века

Share/репост

История экологического анархизма плохо изучена. Современные исследователи в основном фокусируют свой взгляд на послевоенной Европе, когда анархисты с новой силой стали обсуждать вопросы взаимоотношения индустриальной культуры, повседневной жизни человека и природного пространства. За скобками всегда оставались сами истоки этих вопросов — то, что происходило на рубеже XIX-XX вв. Данный очерк проясняет интереснейший опыт анархистских коммун, решивших отказаться от большинства благ индустриального общества ещё до Первой мировой войны. Они совершили уникальный эксперимент построения свободного поселения. Французскими анархо-индивидуалистами показано, как рождалась экологическая этика и как новая моральная философия определила последующее движение экологической политики европейскими либертариями.

«Экологические проблемы — так же, как и вопросы социальной революции — занимают центральное место в теории и практике анархистского движения», — утверждает заметка, опубликованная в газете Le Monde libertaire в январе 2011 года[1]Из вступительного слова редакции «Monde libertaire» к статье В. Жербера «Три аспекта социальной экологии» (V. Gerber, … Continue reading. На самом деле, сейчас связь между борьбой анархистов и экологическими[2]Прилагательное «écologiste» в данной статье характеризует политическое действие, направленное на бережное … Continue reading проблемами настолько очевидна, что участие анархистов в таких акциях, как выкашивание экспериментальных полей с ГМО-культурами, выступления против использования сланцевого газа или захват территорий, предназначенных для постройки аэропорта в Нотр-Дам-де-Ланд, никого не удивляет. С точки зрения активистов, обличение действий, пагубно влияющих на окружающую среду и на уровень жизни, логично вписывается в борьбу против капиталистического и этатистского строя. Антиспесишизм, единого представления о котором нет даже в хаотичном анархистском движении, требует «освобождения животных»[3]Антиспесишистское движение зародилось в 1970-х годах, его цель — борьба против эксплуатации животных и … Continue reading, а также демонстрирует, что отношение человека к природе — так же, как и социальные, экономические и политические вопросы, — может строиться с позиции радикального отказа от любой формы власти.

В то же время Филипп Бютон подчеркнул в одной из недавних статей, что в 1970-х, когда создавалось политическое движение за экологию и выстраивались связи с крайне левыми, анархистские организации с запозданием и не слишком активно отзывались на проблемы экологии[4]Ph. Buton, « L’extrême gauche française et l’écologie, une rencontre difficile (1968-1978) », Vingtième siècle. Revue d’histoire, n°113, janvier-mars 2012, p. 197-198.. Если просмотреть колонки Le Monde libertaire, то можно заметить, что газета заинтересовалась защитой окружающей среды и ее политическим значением совсем недавно. С 1974 по 1999 год было опубликовано всего 9 статей на тему экологии[5]Пять статей были опубликованы в 1974-1979 годах, ещё три в 1980-х (две из них в 1986, после Чернобыльской катастрофы), … Continue reading, в то время как с 2000 года по настоящее время появилось 65 статей по экологическим вопросам[6]Подсчеты осуществлены на материале онлайн-архивов «Monde libertaire», http://www.monde-libertaire.fr/ecologie (дата обращения: 03.11.2023).. К тому же, стоит отметить, что тема экологии не поднималась и в работах об истории анархистского движения во Франции, будь то труд Жана Мэтрона [Jean Maitron], недавно опубликованная диссертация Филиппа Пеллетье [Philippe Pelletier] или исследование Жана Препозье [Jean Préposiet][7]J. Maitron, Le mouvement anarchiste en France, Paris, Gallimard, 1992 [Maspero, 1975] ; Ph. Pelletier, L’anarchisme, Paris, Le Cavalier bleu, 2010 ; J. Préposiet, Histoire de l’anarchisme, … Continue reading. Так, несмотря на попытки активистов отыскать в текстах Бакунина, Кропоткина или Элизе Реклю доказательство тесной связи между анархизмом и защитой окружающей среды[8]Например, в 1974 году появилась статья П. Пидутти «Михаил Бакунин — экологический мыслитель» (P. Pidutti, « Michel … Continue reading, мы можем задаться вопросом о том, не является ли встреча французского анархистского движения и экологизма продуктом нашего времени: времени, когда вопросы экологии как никогда актуальны.

Тем не менее, история отношений анархизма и экологизма заслуживает более широкого рассмотрения, выходящего за рамки возникновения политической экологии и борьбы за окружающую среду. Известно, что в начале XX века небольшая группа активист_ок занималась продвижением идей натуризма [анархо-натуризм, англ. anarcho-naturism, движение конца 19 века, объединяющее практики вегитариантсва, нудизма, свободной любви и анархизма в радикальной перспективе — прим. Экопраксии​] и разрабатывала проекты возвращения к природе. Одним из первых этим движением заинтересовался Гайтано Манфредониа. В своей диссертации, посвященной индивидуалистическому анархизму во Франции до Первой мировой войны, исследователь показал, как взлет популярности анархистского натуризма повлиял на движение индивидуалистов, постепенно перешедших от политической деятельности в строгом смысле к полемике с доминирующими культурными и социальными практиками[9]G. Manfredonia, L’individualisme anarchiste en France, 1880-1914, thèse de 3e cycle, Institut d’études politiques de Paris, 1984.. В других работах Манфредониа также обращается к этому течению и его развитию в период между двух войн, в частности описывая опыты коммунальной жизни на природе[10]Позволю себе сослаться на свою статью: «История натуризма. Миф о возвращении к природе». (Histoire du naturisme. Le mythe du … Continue reading. Вероятность их экологической направленности, то есть участие членов коммуны в защите и восстановлении природной среды, никогда не рассматривалась, и на это есть две причины. С одной стороны, основатели анархистских коммун никогда не называли свои инициативы попыткой бережного сосуществования с природой. Сельская местность была выбрана коммунами скорее как пространство, свободное от государства и капиталистического строя, в котором возможна полная автаркия. В целом, проблемы окружающей среды и вопросы ее сохранения, кажется, мало интересовали этих борцов, никогда не делавших из экологизма главную тему своих выступлений. С другой стороны, для теоретиков анархистского натуризма термин natura («природа») служил не для обозначения природного пространства, а для выделения нормативного абстрактного принципа, позволяющего противопоставить «законы природы» искусственно созданным обычаям и законам общества.

Тем не менее, именно природная среда была выбрана активистами как наиболее подходящая для возрождения, в которое они так верили, и для создания образа жизни, ведущего к идеалу общественного устройства, за который они боролись. В связи с этим экологическую сторону их инициатив стоит рассмотреть более пристально, чтобы понять, в какой степени эти инициативы послужили основанием для политической экологии в ее анархистском изводе. Иными словами, стоит задаться вопросом о том, являются ли анархистские эксперименты источником идеи социального строя, в основе которого — исключение любой формы власти из отношений с природой. Мы предпримем такую попытку в данном исследовании, уделив особое внимание фигуре Луи Рембо — анархиста, жившего в различных анархистских коммунах вплоть до своей смерти в 1949 году.

Индивидуалистский анархизм и реформация образа жизни

@kotdokhlot

Луи Рембо [Louis Rimbault, 1877–1949] родился в бедной семье, жившей в Туре, и относительно поздно попал в анархистские круги. В 1908 году у Рембо, уже несколько лет живущего в Париже, поселяется его младший брат Марсо девятнадцати лет, активно общающийся с анархо-индивидуалистами столицы. Тридцатилетний Луи присоединяется к этому разнородному движению, а вскоре становится активным участником анархистской борьбы[11]Ж. Мэтрон и С. Пеннетье, «Биографический словарь французского рабочего движения». (J. Maitron et C. Pennetier (dir.), Dictionnaire … Continue reading.

Вхождение Луи Рембо в круг анархистов-индивидуалистов определило не только его обращение к идеям анархизма. Вероятно, и его вегетарианские убеждения, отказ от алкоголя и табака также сформировались в контакте с активистами, часть которых уже разделяла идеи натуризма[12]А. Боберо, «История натуризма…» (A. Baubérot, Histoire du naturisme…, op. cit., p. 197 et 200-201).. На рубеже веков анархо-индивидуалистское движение в целом переживало глубокие изменения. За волной покушений в начале 1890-х годов последовали жестокие репрессивные меры, из-за которых распалась большая часть групп и учебных кружков, до этого составлявших структуру анархистского сопротивления. К тому же провал «пропаганды действием» демонстрировал, что надежда на спонтанную народную революцию тщетна. В меняющейся ситуации большая часть анархистского движения обратилась к синдикализму, представлявшему новые перспективы социальной борьбы и революционного действия. Однако подъем анархо-синдикализма оставляет равнодушными нескольких борцов-индивидуалистов, отказывающихся от любой формы коллективной организации и глубоко презирающих рабочий класс, который, по их мнению, не стремится к революции и способствует собственному закрепощению. Гайтано Манфредониа продемонстрировал, как потеря революционных надежд привела к тому, что индивидуалисты оставили политическую и социальную борьбу, чтобы обратиться к вопросам личного освобождения через реформацию частного образа жизни. По их мнению, переворот общественного порядка невозможен без долгой предварительной работы по воспитанию нового человека, полностью избавившегося от каких-либо предрассудков и враждебности[13]Г. Манфредониа, «Анархистский индивидуализм…» (G. Manfredonia, L’individualisme anarchiste…, op. cit., p. 220-240)..

За десятилетие до Второй мировой войны активисты сосредотачиваются на критике норм и практик, доминирующих в различных сферах, будь то право собственности, брак и сексуальность, питание или одежда. Эта критика основывается на отказе от социальных норм и унаследованной от христианства морали, объявленных нерациональными и искусственно созданными, а также на поиске новых рациональных путей, опирающихся на «законы природы»[14]Обращение к естественным законам как противоположности законам социальным уже существовало в анархистской … Continue reading. Анархо-индивидуализм приобретает оттенок нео-стоицизма, в особенности под влиянием анархистского философа Ана Ринера, труды и речи которого вызывали активные обсуждения в кругу активистов[15]Г. Манфредониа, «Анархистский индивидуализм…» (G. Manfredonia, L’individualisme anarchiste…, op. cit., p. 295-297)..

Поиск практического применения естественной морали приводит к тому, что некоторые индивидуалисты начинают интересоваться рекомендациями врачей-натуристов, тексты которых активно распространяет Вегетарианское общество во Франции. Группа активистов, организовавшаяся вокруг Либертада и его еженедельника «Анархия», основанного в 1905 году, объявляет алкоголь и табак инструментами отчуждения, которым массово покорился рабочий класс. Схожее отношение было и к мясу: Либертад называл его продуктом, который питает мышечную массу рабочих и способствует их закрепощению, делая из них «жертв, позволяющих кормить себя кровью других жертв»[16]Слова Либертада переданы в «Романе о «трагических бандитах» А. Коломе. (A. Colomer, «Le roman des “bandits tragiques”», La Revue … Continue reading. Сооснователь «Анархии» Лорюло заявлял, что отказ от алкоголя обязателен для анархиста, если он считает себя сознательным индивидуумом, подвергающим все свои действия критике и не позволяющим себе повторять «бессмысленные поступки других людей»[17]Лорюло, «Пороки, привычки и предрассудки». (Lorulot, « Vices, habitudes et préjugés », L’Anarchie, n°43, 1er février 1906, p. 1-2).. В общем, часть анархистских печатных изданий в довоенное время участвует в продвижении новых принципов общественной гигиены, разработанных врачами-вегетарианцами и натуристами, публикуя их статьи[18]Например, в основанном Лорюло журнале «Свободная идея» публиковались статьи Д. Поше «Гигиеническая жизнь» и … Continue reading или отстаивая предложенные ими принципы как идеал индивидуального возрождения и освобождения[19]К примеру, некий Жельм опубликовал цикл из восьми статей под названием «Гигиена и анархизм» в журнале … Continue reading.

Вегетарианство, отказ от алкоголя и табака — это основные принципы натуристского образа жизни, однако он затрагивает и другие жизненные сферы. К примеру, в питании приправы, кофе и чай рассматриваются как токсичные и, следовательно, запрещенные вещества. Также существуют подробные рекомендации по физическим упражнениям, гигиене тела, одежде, проветриванию помещений и загару. У некоторых авторов дыхание, режим сна или частота сексуальных контактов становится предметом детального рассмотрения[20]См. Жельм, «Гигиена и анархизм» (Jelm, « Hygiène et anarchisme », L’Anarchie, n°133, 24 octobre 1907, p. 2), Параф-Жаваль, «Некоторые … Continue reading. Этот свод правил, залог жизни по законам природы, призван не только сделать более здоровым и благополучным того, кто им следует. По мнению анархо-индивидуалистов, эти правила составляют основу социального переустройства, благодаря им, «ставшие сильными и здоровыми индивидуумы смогут изменить общество, которое сейчас погрязает в пороке, разврате и нравственном разложении»[21]Фернан-Поль, «Гигиена и сон». (Fernand-Paul, « Hygiène et sommeil », art. cité, p. 10).. Таким образом, часть анархо-индивидуалистов принимает идею о том, что доминирующее социальное поведение крайне неестественно и ведет к деградации, противостоять которой может только жизнь в гармонии с природой.

От анархистских коммун к Веганскому городу

Среди всех, кого Луи Рембо встретил в кругах индивидуалистов и натуристов, наиболее значительную роль в его жизни сыграли Жорж Бюто [Georges Butaud] и его спутница Софи Зайковская [Sophie Zaïkowska]. Бюто и Зайковская вращались в индивидуалистских кругах с конца XIX века, и быстро стали вегетарианцами, а также отказались от алкоголя и табака[22]По свидетельству Софи Зайковской в посмертно опубликованном труде Ж. Бюто «Веганизм» (e G. Butaud, Le végétalisme, préface … Continue reading. В 1903 году они поучаствовали в создании первой анархистской коммуны во Франции, находившейся в деревне региона Эссом-сюр-Марн под названием Во, недалеко от Шато-Тьерри. Бюто быстро утверждается в роли основного лидера коммуны. Вначале коммуна успешно развивается, однако вскоре колонисты столкнулись с материальными трудностями, а также с глубокими внутренними противоречиями, из-за чего некоторым из них пришлось покинуть ее. Последние заявляли, что причиной стал авторитаризм Бюто: он пытался навязать переселенцам вегетарианство и отказ от алкоголя. Парижские активисты, поддерживавшие идею коммуны в Во, уже в 1904 году считали ее распущенной. Однако коммуна кое-как протянула еще несколько лет до ее официальной ликвидации в 1908 году[23]О коммуне в Во можно почитать у А. Боберо (A. Baubérot, Histoire du naturisme…, op. cit., p. 190-194 ; T. Legendre, Expériences de vie communautaire … Continue reading.

Когда коммуну покинули последние колонисты, Жорж Бюто и Софи Зайковская поселились в Басконе, небольшом селении в 800 метрах от Во, где раньше также размещалась коммуна. Осенью 1911 года они пробуют основать там новое сообщество, на этот раз — открыто вегетарианское и натуристское. Луи Рембо со своей спутницей Клеманс присоединяются к ним и переезжают в Баскон. В коммуну часто приезжают гости, однако колонисты так и останутся вчетвером на протяжении всего эксперимента. Они размышляют над теоретическим и практическим изменением образа жизни, которое, по их мнению, необходимо для каких-либо социальных преобразований. Колонисты приходят к тому, что в первую очередь нужно сократить потребление и оставить только самое необходимое. Конечно, в борьбе нельзя сдаваться, и поселившиеся в Басконе пары ведут тяжелую жизнь, иногда граничащую с выживанием. Однако эта суровость воспринимается не только как плата за почти полную независимость, которую выбрали для себя колонисты. По мнению Бюто, это добровольная нищета, с помощью которой человек избавляется от «ложных потребностей», «изгоняет из своей жизни бесполезную роскошь и лишние возбудители», приобретает строгую дисциплину и научается «довольствоваться малым». «Стремиться к самосовершенствованию, к меньшей расточительности — значит приносить обществу наибольшее благо, на которое способен индивидуум»[24]Ж. Бюто и С. Зайковская, «Исследование работы» (G. Butaud et S. Zaïkowska, Étude sur le travail, Bascon, Éditions du Milieu libre, 1912, p. 7-8)., — заключает Бюто.

В 1912 году, прочитав статью «Три продукта, ведущих к смерти», в которой врач-натурист Поль Картон [Paul Carton, Les trois aliments meurtriers] обвинял потребление алкоголя, мяса и искусственно произведенного сахара в современном упадке общества, колонисты ввели ещё несколько ограничений в свой обиход. Они отказываются от всей пищи животного происхождения, а также от любых производственных продуктов и переходят на исключительно растительный режим питания, который они обозначили как «веганский». Переход от вегетарианства к веганству позволил коммуне стать ещё более независимой от общества и окончательно отказаться от любой оплачиваемой работы. Кроме того, труды Картона уверили колонистов в том, что сокращение рациона поможет организму не тратить столько сил, сколько уходило при слишком обильном питании, а сырые овощи и регулярные солнечные ванны восполнят ту энергию, которую приносило мясо и крахмалистые продукты[25]См. Ж. Бюто, «Веганство» (Voir G. Butaud, Le végétalisme, op. cit., p. 57-68)..

Коммуна в Басконе просуществовала недолго. Спустя полгода изоляция и финансовые трудности сделали свое дело. Статья, опубликованная 5 марта 1912 года в газете «Анархистская жизнь», объявляла распад коммуны[26]«Коммуны больше нет» (« Le Milieu libre n’est plus », La Vie anarchiste, n°7, 5 mars 1912, p.15).. Тем не менее, опыт оставил глубокий след в жизни Луи Рембо, отныне убежденного в том, что сокращение потребления и веганство — это необходимые условия индивидуального освобождения и зарождения анархистского общества. Вернувшись в Париж, Рембо посещал собрания анархистов-иллегалистов [течение, рассматривавшее криминальные действия как образ жизни анархист_ок — прим. Экопраксии], из-за чего был задержан и обвинен в участии в Банде Бонно [группировка, совершившая за 1911-12 гг. несколько громких ограблений и убийств буржуа]. Находясь под стражей, он притворялся сумасшедшим, но в конце концов предстал перед судом и был оправдан. Рембо вышел в отставку в 1913 году, в 1915-м был мобилизован и назначен на завод механиком, а после окончательно отправлен в отставку по инвалидности[27]Ж. Мэтрон и С. Пеннетье, «Биографический словарь французского рабочего движения». (J. Maitron et C. Pennetier (dir.), Dictionnaire … Continue reading. После войны он снова начинает общаться с Бюто и Зайковской, в планах которых — основать новую коммуну в Басконе. Рембо становится рьяным пропагандистом веганства, активно сотрудничает с натуристским и анархистским журналом «Нео-натурист» [Le Néo-naturien], основанным Анри Лефевром [Henri Le Fèvre] в декабре 1921 года, а также читает лекции в Веганском доме, который Бюто открыл в 1922 году на улице Матис в парижском квартале Вилле. В этом же время Рембо совершенствует рецепт Ла Басконэз — «салата с бесконечным количеством вариантов». В этом рецепте представлено более тридцати ингредиентов и специй, которые восполняют недостаток витаминов при отказе от пищи животного происхождения. Салат Ла Басконэз быстро стал одним из самых популярных веганских блюд[28]И век спустя этот салат популярен в некоторых веганских сообществах.. В 1925 году Рембо порывает с Бюто и Зайковской. Он упрекал их в создании нового журнала «Веган» [Le Végétalien], повлекшего конкуренцию и угасание «Нео-натуриста», а также критиковал их увлечения эзотерическими идеями доктора Поля Картона[29]Л. Рембо, «Должен ли «Нео-натурист» исчезнуть ради успешного продвижения веганства?». В этом выпуске Анри … Continue reading. Однако, несмотря на все эти споры, Рембо продолжит считать Бюто своим «наставником по веганизму»[30]Л. Рембо, «Благотворные тайны болезни, эффективное лечение, медицина и медики, что написано на лице». (L. Rimbault, … Continue reading.

Свободная земля, город веганства… и экологии?

@kotdokhlot

В конце 1923 года Луи и Клеманс Рембо решили основать новую веганскую коммуну в Турени, откуда был родом Луи. Для этого они купили землю в Люине, в 10 км на запад от Тура, где раньше находилось сельскохозяйственное производство: 10 гектаров возделываемой земли и леса, ферма с различными строениями. В начале 1924 года «Веганский город Свободная земля» был открыт и начал принимать гостей.

Луи Рембо тщательно продумал проект коммуны, предполагавший крайне точные организационные предписания. Поддерживающие коммуну дарители объединятся в кооператив и первое время будут управлять ее финансами. Прибыль от утилитарных работ, а также оплата гостевого проживания и вознаграждение за лечебные услуги, оказанные приезжающим на Свободную землю больным, позволят в срок выплатить все пожертвования. Что же до колонистов, они каждую неделю будут проводить «партнерский совет» и по очереди выбирать двух управляющих: один будет отвечать за внутренние дела, второй — за внешние отношения. Каждый из партнеров, количество которых не превышает 20 взрослых людей, получает в личное пользование жилище и огород. В скором времени в коммуне должна появиться школа, профилакторий, павильоны для приема больных и обычных посетителей, а также для немощных стариков. В своде правил также есть список запретов и условий исключения из коммуны[31]С. Боде, «Жить как анархист» (C. Beaudet, «Vivre en anarchiste»…, op. cit., p. 286-287)..

Однако в реальности проект оказался далек от амбициозных планов Луи Рембо. В коммуну на более или менее долгий срок приезжают посетители, однако колонистов всего пятеро: Луи и Клеманс Рембо, Габриэлла Лаллеман [Gabrielle Lallemand, по прозвищу Габи] с дочерью Соланж, и Леони Пьер [Léonie Pierre], двадцатилетняя девушка с особенностями развития, которую Рембо удочерили в 1915 году. В 1927 году умирает Клеманс, и население «веганского города» теряет ещё одного жителя. Несмотря на невзгоды, Луи продолжает вести активную пропаганду своей программы возрождения. Он читает лекции в Париже и Туре, публикует разработанные в типографии коммуны брошюры и поддерживает отношения с представителями анархистского движения. В частности Рембо сотрудничает с индивидуалистской газетой «Снаружи» [L’En-dehors] и «Анархистской энциклопедией» Себастьяна Фора [l’Encyclopédie anarchiste], для которой была написана статья «Недуги, медики, медицина, шарлатаны» [Maladie, médecins, médecine, médicastre].

А вот отношения с соседями у коммуны не ладятся. Жителям Люина не нравятся эти анархисты и их постоянные многочисленные гости. Их странный образ жизни и изоляция от общества делают коммуну похожей на секту и настораживают жителей деревни[32]Из беседы с М. Мишо в Сен-Сир-сюр-Луар 8 мая 2000 года. Он был ребенком в 1930-х годах и жил по соседству с Свободной … Continue reading. В 1945 году Рембо заявляет о враждебных нападках соседей коммуны на «травоядного» и «водохлеба»[33]Из письма Рембо, адресованного Арману, от 20 марта 1945 года (Archives Armand, Institut français d’histoire sociale, 14 AS 211).. Жизнь Рембо в коммуне омрачают ещё несколько неприятностей: в сентябре 1932 года из-за несчастного случая у него отказывают ноги. Габи и ее дочь Соланж уедут из Свободной земли через год, и Луи останется только с Леони. В конце концов, несмотря на 25 лет разницы в возрасте, Луи женится на Леони, возможно, чтобы завещать ей Свободную землю. Несмотря на одиночество, Луи останется веганом и до своей смерти в 1949 году будет принимать постояльцев и вести плодотворную переписку со многими анархистскими активистами.

Многочисленные теоретические труды, в которых Луи Рембо отстаивает и пропагандирует веганство, в основном опираются на аргументы из области медицины и психологии[34]Помимо статей в различных анархистских журналах, Луи Рембо опубликовал 11 брошюр (от 16 до 80 страниц) с 1923 по 1938 … Continue reading. В его брошюрах встречаются развернутые рассуждения о вреде мяса, алкоголя и табака, схожие с теми, что уже на протяжении 50 лет публиковали врачи-вегетарианцы и натуристы, выступавшие за изменение образа жизни. Природная среда, условия ее сохранения и влияние на жизнь человека — всё это, напротив, странным образом не затронуто в текстах Рембо. В то время как его высказывания направлены главным образом на научное обоснование его системы, Рембо не осмелился открыто заговорить о проблемах экологии. В текстах Рембо не находится даже скрытой отсылки к работам основателя научной экологии Эрнста Геккеля или к статьям его последователей. Нет в его брошюрах и обращения к американскому поэту Генри Торо, известному с 1920-х годов в индивидуалистских кругах предтече экологизма, произведения которого восхваляют жизнь на природе[35]Э. Арман, с которым переписывался Рембо, очень любил Торо. В октябре 1926 года он опубликовал в журнале … Continue reading. Рембо также не упоминает ни ведущиеся с начала 20 века споры о создании природных парков[36]См. Б. Калаора и А. Савуае, «Защита горных регионов в 19 веке: общественные лесники против лесников от … Continue reading, ни закон о защите природных зон от 2 мая 1930 года. Иными словами, активистская борьба Рембо была сосредоточена исключительно на медицинском гигиенизме конца XIX — начала XX века, в частности на его натуристском изводе, однако не имела никакой связи с той средой, в которой берут начало научная экология и современный экологизм.

Тем не менее, в своих размышлениях Рембо регулярно затрагивал темы, которые мы сейчас можем назвать экологическими. К примеру, говоря о природе, Рембо настаивает на необходимости восстановления гармонии, которая, по его мнению, была потеряна, когда человек начал есть мясо. В журнале «Нео-натурист» он заявляет, что «мясоедение — это всеобщая бойня, это возращение к варварству, разорение природы и превращение человека в раба, это насилие над животными», в то время как «веганство — это жизнь в гармонии с природой»[37]Л. Рембо, «К вопросу о мясе» (L. Rimbault, « Le problème de la viande », Le Néo-naturien, n°9, décembre-janvier 1923, p. 10).. В брошюре под названием «Истоки человеческой жизни, открытые с помощью натуризма» Рембо описывает свое видение (в большой степени фантастическое) «чистой, естественной и свободной» примитивной жизни, причиной упадка которой послужила цивилизация. Опираясь на этот пример, он утверждает, что современный мир можно спасти, восстановив связи между людьми и природной средой: «Для веган_ки это будет просто, нужно только несколько гектаров земли, обрабатываемой в гармонии и уважении к жизни — этому и учит веганство»[38]Л. Рембо, «Истоки человеческой жизни, открытые с помощью натуризма» (L. Rimbault, Les origines de la vie humaine révélées par la pratique du … Continue reading.

Бюто рассматривал природу главным образом как совокупность физиологических принципов, позволяющих создать правила здорового образа жизни, из-за чего значимость природной среды была лишь относительной, а Веганский дом открылся в 1920-х в Париже. Рембо же рассматривал экологический аспект природы. По его мнению, личная свобода достигается только через возвращение к земле, и каждый веган «должен стать крестьянином». При этом гармония с природой требует отказа от современных аграрных технологий и химических удобрений, от этого «покушения на жизнь и преступления против природы», вместо них — следование биологическому циклу и смена засеиваемой почвы[39]Л. Рембо, «Большой вопрос натуризма: мгновенное освобождение в саду, полное руководство по натуристскому … Continue reading. К тому же, отвечая на поверхностный, но часто выдвигаемый в критике веганства аргумент о том, что отказ от насилия над животными должен также распространяться и на растения, Рембо отстаивает идею бережного земледелия, не истощающего ресурсы почвы. «Готовя басконэз, веган позаимствует по листочку с каждого растения, и на месте каждого съеденного растения он обязательно вырастит несколько новых, восстанавливая равновесие в Природе»[40]L. Rimbault, Secrets bienfaits de la maladie…, op. cit., p. 59.. В конце концов, этот избавленный от любой доминации идеал взаимодействия с природной средой приведет его к поиску способов жить в «природном изобилии» и среди диких растений[41]Ibid. et id., Plantes sauvages alimentaires, Luynes, Éditions de Terre libérée, s. d.. Безусловно, эти размышления так и остались разрозненными фрагментами текстов Рембо. Их логическая связь не говорит о том, что Рембо пытался создать разумную систему земледелия, но скорее о его простом и глубоком желании освободить «всё то, что живет, чувствует и страдает от несправедливости, произвола, насилия и извращенности человека»[42]Id., «Le problème de la viande», art. cité, p. 11.. Тем не менее, эти идеи намечают этику отношения к природе, строящуюся на отказе от превосходства человека и на поиске гармонии с природой. Ретроспективно мы можем назвать эту этику экологической.

Рембо чаще обращался к вопросу отношений с животным миром, в которых также отказывался от любой формы господства. Отмена господства влечет за собой в первую очередь отказ от употребления в пищу мяса, то есть от «трупоедения» (словами Рембо), которое является следствием убийства животных. Более того, вивисекция и любое насилие по отношению к животным, по его мнению, являются преступлением[43]Id., «Le problème de la viande», art. cité, p. 11.. Обобщая эти идеи, веганство подразумевает полный отказ от продуктов животного происхождения как от результата эксплуатации. Разведение животных приравнивается к рабству, а потребление молока и яиц — к краже. Рембо идет дальше радикального протеста против насилия человека над животными. Его точная критика направлена на возрастающую роль земледелия в пищевой промышленности, заставляющей животных подчиняться законам все более высокой продуктивности. Так, ошибка вегетарианства, которое, по Рембо, является «идеалом, остановившимся на полпути к правде», не только в «разрешении на кражу яиц у курицы», но и в пособничестве системе, «индустриализирующей жизнь пленных животных, плоть которых, в конце концов, будет продана; системе, требующей индустриализации продуктов, так или иначе добытых у животных, часто живущих в плохих условиях, без должного кормления и ухода». По мнению Рембо, присвоение животных индустрией свидетельствует о «пролетаризации человека и животного» из-за «культа ложных потребностей» и желания «удовлетворить требования, превышающие возможности человека»[44]Id., Secrets bienfaits de la maladie…, op. cit., p. 50 et 48.. Ещё страшнее то, что из-за подчинения индустриальной логике животное теряет собственную природу: «Но если человек дает травоядным животным, запертым в конюшнях, клетках, на фермах и в вольерах, продукты, произведенные из крови животных, остатков мяса и рыбы, то не получится ли так, что ни одного травоядного больше не будет?» «Цивилизация — это уход от природы»[45]Id., Les origines de la vie humaine…, op. cit., p. 7 et 9., — заключает Рембо. Особая чувствительность к достоинству животных и концепция природы как гармоничного устройства, которому ради своего счастья и здоровья должен подчиниться человек, приводят Рембо к критике искусственных анти-природных техник современного земледелия. Впрочем, эти техники редко бывают в согласии с природой[46]В начале 2000-х годов, когда прогремело «дело бешеной коровы» и был описан эффект кормление животных … Continue reading.

В конечном счете, Рембо противопоставлял гармонии природы ужас индустриальной и урбанистической цивилизации. Вторя критике модерности, он берется оспаривать ценность прогресса: «Я вижу его (Прогресс) со всеми его крушениями, презрением, яростью, катастрофами, с его вулканами и сумасшедшими, которых он ставит за руль грохочущих рабовладельческих машин человечества. Я вижу Прогресс, несущий бесчисленные смерти, разжигающий войны и пользующийся ими, требующий всё больших и больших жертв»[47]L. Rimbault, Secrets bienfaits de la maladie…, op. cit., p. 55.. Он неустанно пишет о принесенных цивилизацией разорениях, таких как пролетаризация рабочих из-за тейлоризма, появление и мутация новых болезней, и в первую очередь о вечной неудовлетворенности современного человека, который, несмотря на развитие науки, не может стать здоровым и счастливым[48]Les origines de la vie humaine…, op. cit., p. 15 et 23.. И в этой ситуации веганство, как считает Рембо, является самым надежным решением всех этих проблем, с помощью которого человек познает новую жизнь в гармонии с окружающей средой.

Подводя итоги, обозначим первый вывод: история веганских колоний — это, очевидно, история неудач. Ни коммуна Бюто в Басконе, ни веганский город Рембо в Льюине не просуществовали долго, а их масштаб был совершенно незначительным. Огромная пропасть, разделяющая утопичные планы Рембо, создававшего Свободную землю, и реальность той жизни, которую он там вел — парализованный, брошенный всеми, кроме ментально больной девушки на 25 лет его младше — кажется фарсом, если бы не трагическая сторона этой истории. Однако, несмотря на неэффективность, эти коммуны оставили след в анархистской культуре своего времени. Благодаря статьям, посвященным открывавшимся коммунам, а также интенсивной пропагандистской программе Бюто и Рембо, эксперименты в Басконе и на Свободной земле получили определенный отклик в среде анархистов. Неустанно принимая путников и случайных гостей, коммуны стали чем-то вроде гостевого дома или сельского ночлега для анархистов. Если у Бюто и Рембо не получилось превратить всех анархистов в веганов, они, по меньшей мере, способствовали распространению натуристских взглядов в анархистской среде 1920–1930-х годов. Таким образом, мы можем предположить, что более или менее строгий отказ активистов от алкоголя, табака и мяса, а также регулярные прогулки на природе в какой-то степени являются результатом упрямой пропаганды апостолов веганства[49]Натуристские практики также упоминаются многими лионскими активистами, воспоминания которых собраны Клэр … Continue reading.

Можно ли считать Луи Рембо предтечей анархистского экологизма? По меньшей мере, две детали противоречат такому истолкованию. Во-первых, как мы уже отметили, он никогда не имел связей с тем кругом, в котором позже возникнет политическая экология. Рембо была чужда научная экология, он был самоучкой и черпал свои идеи из медицинской литературы и из трудов по гигиене. Он также не интересовался публичными политическими делами по защите природы, возможно, ему как анархисту казалось странным выступать за государственные политические решения.

Во-вторых, его программа полного освобождения человека и животных с помощью веганства, возвращения к земле и поиска гармонии с природой так и осталась лишь на бумаге. Никто не перенял идеи, изложенные Рембо в своих брошюрах, и ни одно течение и ни одна группа на них не откликнулись[50]В отличие от антропософии, которая, несмотря на свой секретный характер, увековечила произведения Рудольфа … Continue reading. Рембо — основатель коммуны, гости которой не задерживались надолго, и теоретик, проводящий лекции и издающий брошюры, которым не удается убедить слушателя стать адептом предлагаемого учения. Ничего из его практических и теоретических наработок не должно было сохраниться; именно поэтому спустя 25 лет после его смерти, когда французские анархисты заговорили о политической экологии, о нем уже никто не помнил и никто не потрудился сохранить его тексты. Хотя именно в этих текстах затрагиваются темы, ставшие ведущими в современной экологии. Вероятно, тексты Рембо были забыты из-за их хаотичного построения, неточного языка и подчас карикатурно радикальных идей. Однако, несмотря ни на что, Луи Рембо является фигурой анархо-экологического авангарда. Он неустанно открывал новые пути, пусть и занимался поисками в одиночку и при ограниченных материальных и интеллектуальных ресурсах. Как и все первопроходцы, он указал на бреши и прочертил пути, для кого-то оказавшиеся пустыми, а кому-то принесшие плоды. Но, когда созрели плоды, Рембо был уже мертв и забыт.

Иллюстрации: @kotdokhlot.

Редактура: коллектив «Экопраксия».

Оригинал: Le Mouvement Social 2014/1 (n° 246), pages 63 à 74. URL: https://www.cairn.info/article.php?ID_ARTICLE=LMS_246_0063.

 551 total views,  1 views today

Примечания

Примечания
1Из вступительного слова редакции «Monde libertaire» к статье В. Жербера «Три аспекта социальной экологии» (V. Gerber, « Les trois facettes de l’écologie sociale »). Le Monde libertaire, n°1619, 20-26 janvier 2011. URL: http://www.monde-libertaire.fr/ecologie/14178-les-trois-facettes-de-lecologie-sociale (дата обращения: 03.11.2023).
2Прилагательное «écologiste» в данной статье характеризует политическое действие, направленное на бережное отношение, защиту и восстановление природной среды, а также противостоящее упадку жилых пространств. Существительное «экологизм» («écologisme») обозначает эту форму борьбы.
3Антиспесишистское движение зародилось в 1970-х годах, его цель — борьба против эксплуатации животных и насилия над ними. Говоря глобально, оно выступает против «спесишизма» — различения человека и животных в правах и достоинствах — как против формы дискриминации, настолько же порицаемой, как расизм или сексизм.
4Ph. Buton, « L’extrême gauche française et l’écologie, une rencontre difficile (1968-1978) », Vingtième siècle. Revue d’histoire, n°113, janvier-mars 2012, p. 197-198.
5Пять статей были опубликованы в 1974-1979 годах, ещё три в 1980-х (две из них в 1986, после Чернобыльской катастрофы), одна — в 1990-х годах.
6Подсчеты осуществлены на материале онлайн-архивов «Monde libertaire», http://www.monde-libertaire.fr/ecologie (дата обращения: 03.11.2023).
7J. Maitron, Le mouvement anarchiste en France, Paris, Gallimard, 1992 [Maspero, 1975] ; Ph. Pelletier, L’anarchisme, Paris, Le Cavalier bleu, 2010 ; J. Préposiet, Histoire de l’anarchisme, Paris, Fayard-Pluriel, 2012 [Taillandier, 2002].
8Например, в 1974 году появилась статья П. Пидутти «Михаил Бакунин — экологический мыслитель» (P. Pidutti, « Michel Bakounine penseur de l’écologie », Le Monde libertaire, n°205, octobre 1974) или недавний анализ текстов от анархистской онлайн-библиотеки «Bibliolib». URL: http://kropot.free.fr/index3.htm#ECOLOGIE (дата обращения: 03.11.2023).
9G. Manfredonia, L’individualisme anarchiste en France, 1880-1914, thèse de 3e cycle, Institut d’études politiques de Paris, 1984.
10Позволю себе сослаться на свою статью: «История натуризма. Миф о возвращении к природе». (Histoire du naturisme. Le mythe du retour а la nature, Rennes, Presses universitaires de Rennes, 2004, p. 161-216). Также статья Т. Лежандр, «Опыты анархистских коммун во Франции, коммуна в Во (1902-1907), натуристская веганская колония в Басконе (1911-1951)» (T. Legendre, Expériences de vie communautaire anarchiste en France, le milieu libre de Vaux, Aisne, 1902-1907, et la colonie naturiste et végétalienne de Bascon, Aisne, 1911-1951, Paris, Les Editions libertaires, 2006). И С. Бодэ, «Жить как анархист» (C. Beaudet, « Vivre en anarchiste ». Milieux libres et colonies dans le mouvement anarchiste franзais des années 1890 aux années 1930, doctorat d’histoire, Université Paris Ouest Nanterre, 2012).
11Ж. Мэтрон и С. Пеннетье, «Биографический словарь французского рабочего движения». (J. Maitron et C. Pennetier (dir.), Dictionnaire biographique du mouvement ouvrier français, 4e partie, t. 40, Paris, Les Editions ouvrières, 1991, p. 57).
12А. Боберо, «История натуризма…» (A. Baubérot, Histoire du naturisme…, op. cit., p. 197 et 200-201).
13Г. Манфредониа, «Анархистский индивидуализм…» (G. Manfredonia, L’individualisme anarchiste…, op. cit., p. 220-240).
14Обращение к естественным законам как противоположности законам социальным уже существовало в анархистской теории. Например, у Бакунина в произведении «Бог и государство» (Dieu et l’Etat, préface de C. Cafiero et E. Reclus, Genève, Imprimerie jurassienne, 1882, p. 25-28).
15Г. Манфредониа, «Анархистский индивидуализм…» (G. Manfredonia, L’individualisme anarchiste…, op. cit., p. 295-297).
16Слова Либертада переданы в «Романе о «трагических бандитах» А. Коломе. (A. Colomer, «Le roman des “bandits tragiques”», La Revue anarchiste, n°12, décembre 1922, p. 6).
17Лорюло, «Пороки, привычки и предрассудки». (Lorulot, « Vices, habitudes et préjugés », L’Anarchie, n°43, 1er février 1906, p. 1-2).
18Например, в основанном Лорюло журнале «Свободная идея» публиковались статьи Д. Поше «Гигиеническая жизнь» и Д. Гельпа «Органическая детоксикация и вегетарианский режим». Оба автора — члены Вегетарианского общества Франции. (Dr Pauchet, « La vie hygiénique », n°4, 1er mars 1912, p. 88-91, et du Dr Guelpa, « Désintoxication organique et régime végétarien », n°8, 1er juillet 1912, p. 186-189 et n° 9, 1er août 1912, p. 198-201).
19К примеру, некий Жельм опубликовал цикл из восьми статей под названием «Гигиена и анархизм» в журнале «Анархия» (L’Anarchie, du 24 octobre (n°133) au 12 décembre 1907 (n°140)). Журнал «Анархистская жизнь», основанный в 1911 году реймскими анархистами и затем продолженный Бюто в 1912, и «Социальный журнал», выпускаемый в 1912-1913 годах Леоном Пруво (Léon Prouvost), близким к Лорюло, публиковали множество пропагандистских статей против алкоголя и табака, агитирующих за вегетарианство и натуристскую гигиену.
20См. Жельм, «Гигиена и анархизм» (Jelm, « Hygiène et anarchisme », L’Anarchie, n°133, 24 octobre 1907, p. 2), Параф-Жаваль, «Некоторые пояснения к нашей программе» (Paraf-Javal, «Quelques explications au sujet de notre programme », Bulletin du groupe d’études scientifiques, n°12, 1er décembre 1910, p. 2-3). Кабанэ, «Умеем ли мы дышать?», «Гигиена и сон». (Dr Cabanès, «Savons-nous respirer ? », L’Idée libre, n°1, 1er décembre 1911, p. 20-22 ; Fernand-Paul, « Hygiène et sommeil », La Vie anarchiste, n°7, 5 mars 1912, p. 9-10).
21Фернан-Поль, «Гигиена и сон». (Fernand-Paul, « Hygiène et sommeil », art. cité, p. 10).
22По свидетельству Софи Зайковской в посмертно опубликованном труде Ж. Бюто «Веганизм» (e G. Butaud, Le végétalisme, préface du Dr Legrain, médecin en chef honoraire des asiles d’aliénés de la Seine, Ermont, publication du Végétalien, 1930, p. 57).
23О коммуне в Во можно почитать у А. Боберо (A. Baubérot, Histoire du naturisme…, op. cit., p. 190-194 ; T. Legendre, Expériences de vie communautaire anarchiste…, op. cit., p. 6-40 ; C. Beaudet, «Vivre en anarchiste»…, op. cit., p. 131-145).
24Ж. Бюто и С. Зайковская, «Исследование работы» (G. Butaud et S. Zaïkowska, Étude sur le travail, Bascon, Éditions du Milieu libre, 1912, p. 7-8).
25См. Ж. Бюто, «Веганство» (Voir G. Butaud, Le végétalisme, op. cit., p. 57-68).
26«Коммуны больше нет» (« Le Milieu libre n’est plus », La Vie anarchiste, n°7, 5 mars 1912, p.15).
27Ж. Мэтрон и С. Пеннетье, «Биографический словарь французского рабочего движения». (J. Maitron et C. Pennetier (dir.), Dictionnaire biographique du mouvement ouvrier, op.cit.).
28И век спустя этот салат популярен в некоторых веганских сообществах.
29Л. Рембо, «Должен ли «Нео-натурист» исчезнуть ради успешного продвижения веганства?». В этом выпуске Анри Лефевр объявляет закрытие журнала. (L. Rimbault, « Le “Néo-Naturien” doit-il disparaître pour avoir coopéré au succès du végétalisme libérateur ? », Le Néo-naturien, n°21, octobre-novembre 1925, p. 345. Dans cette livraison, Henri Le Fèvre annonce la fin de la revue).
30Л. Рембо, «Благотворные тайны болезни, эффективное лечение, медицина и медики, что написано на лице». (L. Rimbault, Secrets bienfaits de la maladie, les soins exécutant, médecine et médecins, ce que le visage révèle, Luynes, Éditions de Terre libérée, 1928, p. 35).
31С. Боде, «Жить как анархист» (C. Beaudet, «Vivre en anarchiste»…, op. cit., p. 286-287).
32Из беседы с М. Мишо в Сен-Сир-сюр-Луар 8 мая 2000 года. Он был ребенком в 1930-х годах и жил по соседству с Свободной землей.
33Из письма Рембо, адресованного Арману, от 20 марта 1945 года (Archives Armand, Institut français d’histoire sociale, 14 AS 211).
34Помимо статей в различных анархистских журналах, Луи Рембо опубликовал 11 брошюр (от 16 до 80 страниц) с 1923 по 1938 год.
35Э. Арман, с которым переписывался Рембо, очень любил Торо. В октябре 1926 года он опубликовал в журнале «Снаружи» один из его текстов под заголовком «Во славу природы».
36См. Б. Калаора и А. Савуае, «Защита горных регионов в 19 веке: общественные лесники против лесников от государства». (B. Kalaora et A. Savoye, « La protection des régions de montagne au XIXe siècle : forestiers sociaux contre forestiers étatistes », in A. Cadoret (dir.), Protection de la nature : histoire et idéologie, Paris, L’Harmattan, 1985, p. 6-23).
37Л. Рембо, «К вопросу о мясе» (L. Rimbault, « Le problème de la viande », Le Néo-naturien, n°9, décembre-janvier 1923, p. 10).
38Л. Рембо, «Истоки человеческой жизни, открытые с помощью натуризма» (L. Rimbault, Les origines de la vie humaine révélées par la pratique du naturisme intégral : le végétalisme, interprétation vécue, inédite sur la vie du primitif, Luynes, Éditions de Terre libérée, 1929, p. 4, 10 et 25).
39Л. Рембо, «Большой вопрос натуризма: мгновенное освобождение в саду, полное руководство по натуристскому садоводству…» (L. Rimbault, Le grand problème naturiste : se libérer sans délai dans un jardin, guide complet de jardinage naturiste, selon les méthodes expérimentées par l’École de pratique végétalienne et de retour à la terre, Luynes, Éditions de Terre libérée, s. d., p. 2, 3 et 10).
40L. Rimbault, Secrets bienfaits de la maladie…, op. cit., p. 59.
41Ibid. et id., Plantes sauvages alimentaires, Luynes, Éditions de Terre libérée, s. d.
42, 43Id., «Le problème de la viande», art. cité, p. 11.
44Id., Secrets bienfaits de la maladie…, op. cit., p. 50 et 48.
45Id., Les origines de la vie humaine…, op. cit., p. 7 et 9.
46В начале 2000-х годов, когда прогремело «дело бешеной коровы» и был описан эффект кормление животных мясо-костной мукой, многие медиа транслировали лекцию Рудольфа Штайнера, основателя антропософии, прочитанную в январе 1923 года. Ученый также критиковал этот режим питания животных.
47L. Rimbault, Secrets bienfaits de la maladie…, op. cit., p. 55.
48Les origines de la vie humaine…, op. cit., p. 15 et 23.
49Натуристские практики также упоминаются многими лионскими активистами, воспоминания которых собраны Клэр Озьяс. Некоторые из них открыто упоминают Рембо (C. Auzias, Mémoires libertaires, Lyon, 1919-1939, Paris, L’Harmattan, 1993, p. 236-244).
50В отличие от антропософии, которая, несмотря на свой секретный характер, увековечила произведения Рудольфа Штайнера.