Малатеста о войне и национальном самоопределении

Малатеста о войне и национальном самоопределении

Автор: Уэйн Прайс
Перевод: коллектив Akrateia

Малатеста о войне и национальном самоопределении

Share/репост

Уэйн Прайс – один из старейших антиавторитарных активистов США, участник антивоенного движения 1960–70-х годов, автор статей, лекций и книг, посвященных анархистской теории. К основным крупным работам Прайса относятся: «The Abolition of the State: Anarchist and Marxist Perspectives» (AuthorHouse, 2007), «Anarchism and Socialism: Reformism or Revolution?» (Thoughtcrime Ink, 2010), «Value of Radical Theory: An Anarchist Introduction to Marx’s Critique of Political Economy» (AK Press, 2013).

Введение

Дискуссии о надлежащем подходе к украинской войне с российским государством ведутся как среди анархистов в США, так и за рубежом. Некоторые (вроде меня) выражают солидарность с украинским народом против вторжения РФ. («Украинский народ» – это преимущественно рабочий класс, низший средний класс, крестьяне и бедняки.) Другие отказывают украинцам в поддержке, указывая на то, что в Украине действует капиталистическая экономика, есть государство, она является нацией и получает помощь от американского империализма и его союзников по НАТО (всё это правда).

Известно, что обе стороны ссылаются на итальянского анархиста Эррико Малатесту (1853–1932) – младшего друга и товарища Бакунина и Кропоткина, которые считаются «основателями» анархизма. «Малатеста, чья шестидесятилетняя деятельность малоизвестна за пределами Италии, стоит в одном ряду с Михаилом Бакуниным и Петром Кропоткиным как один из выдающихся революционеров международного анархизма»[1]Pernicone 1993; p. 3..

С начала российского военного вторжения в Украину, я участвовал во многих интернет-дебатах с противниками поддержки украинского народа (не государства, а именно народа). Часть споров велась с государственными социалистами, выступавших по существу на стороне российских оккупантов. Что же касается анархистов, то практически ни у кого из них нет иллюзий относительно путинской России (как нет у них, в отличие от большинства либералов, и иллюзий по поводу великодушия американского империализма). И все же немало анархистов отвергают какую-либо поддержку украинского народа, считая его ничем не лучше российских захватчиков[2]Мою точку зрения см.: Price 2022..

Некоторые авторы публиковали ссылки на оппозицию Малатесты Первой мировой войне, утверждая, что это показывает, будто виднейший анархист был против «войны» как таковой. Во время Первой мировой войны большинство анархистов выступали против обеих сторон, однако меньшинство поддерживало союзников. В это меньшинство входил Кропоткин, самый уважаемый мыслитель-анархист своего времени! В ответ Малатеста написал возражения в адрес этих провоенных анархистов[3]См. Malatesta 2014, статьи «Анархисты забыли свои принципы» и «Проправительственные анархисты»..

Эррико Малатеста (1853–1932)

Анархисты, писал он, «всегда провозглашали, что рабочие всех стран – братья, а врагом – “иностранцем” – является эксплуататор, рожден ли он рядом с нами или в далекой стране… Мы всегда выбирали… компаньонов по оружию, так же как и врагов, по признаку… той позиции, которую они занимают в социальной борьбе, но никогда по причине расы или национальности. Мы всегда боролись против патриотизма… и мы гордились быть интернационалистами… Сегодня же… ужасные последствия капиталистического и государственного господства должны даже слепому открыть глаза на то, что мы были правы»[4]Malatesta 2014; p. 380..

Но в той же работе он писал: «Я не “пацифист”… Угнетенные всегда находятся в состоянии законной самообороны и всегда имеют право атаковать угнетателей… Есть войны, которые необходимы, священные войны, и это войны освободительные, каковыми обычно являются “гражданские войны”, т. е. революции»[5]Там же, p. 379..

Другими словами, следует противостоять всем сторонам войны, ведущейся между угнетателями, — как, например, в случае Первой мировой войны между блоками империалистических государств (Франция-Великобритания-Россия, а затем США против блока Германия-Австрия-Турция). Однако войны угнетенных против угнетателей были войнами освободительными, и их необходимо было поддерживать. У Малатесты такие войны не ограничивалось классовыми войнами вроде революций рабов, крестьян или современных рабочих (что иногда выражается в лозунге «Никакой войны, кроме классовой!»). Он также включал сюда войны угнетенных наций.

Малатеста о национальном освобождении

В 1911 году итальянское государство, соревнуясь с Турецкой империей, стремилось завоевать части Северной Африки. Малатеста осудил «грабительскую войну, которую итальянское правительство намеревалось развязать с народом Ливии»[6]Там же; p. 353.. И все же обе стороны он не осуждал.

«Если по какому-то несчастью между двумя народами вспыхнет конфликт, мы встанем на сторону народа, защищающего свою независимость… Восстание арабов против итальянского тирана благородно и праведно… Мы надеемся, что итальянский народ… заставит свое правительство уйти из Африки; если нет, мы надеемся, что арабам удастся изгнать его»[7]Там же; p. 357.. Не поддерживая политику арабских правителей, Малатеста выражал солидарность с арабским народом и желал, чтобы он изгнал итальянских империалистов.

Другой пример: в 1900-м году Малатеста провел некоторое время на Кубе. Это было вскоре после кубинской войны за независимость, изгнавшей испанских колонизаторов. В своих выступлениях[8]Перепечатано в Malatesta 2019; pp. 218–237. он восхвалял кубинских анархистов, участвовавших в национальной борьбе, и кубинских рабочих, сражавшихся за свою свободу; он предупреждал о создании нового государства с его покровителями-капиталистами и предупреждал о том, что американские империалисты займут место испанцев.

«Позвольте поприветствовать отважных кубинских рабочих, белых и темнокожих, родившихся здесь или где-то еще… Я давно восхищаюсь самоотверженностью и героизмом, с которыми они боролись за свободу своей страны…»[9]Там же; p. 231..

«Мысли моих товарищей по вопросу [Кубинской] независимости… Анархисты, будучи врагами всех правительств и провозглашая право жить и развиваться в полной свободе для всех этнических и социальных групп, а также для каждого человека, обязательно должны выступать против всякого текущего правительства и встать на сторону всякого народа, который борется за свою свободу»[10]Там же; p. 233..

«Мы, анархисты, хотим свободы для Кубы, как и свободы для всех народов: мы хотим настоящей свободы. Мы боролись и продолжим бороться за это»[11]Там же; p. 234..

Малатеста полностью осознавал ограничения кубинской независимости. «Кубинцам удалось извлечь очень мало из изгнания испанского правительства, поскольку эксплуатирующие их испанские капиталисты остаются здесь… [и] они остаются в подчинении других капиталистов, кубинцев [и] американцев…»[12]Там же; p. 233.. Он предупреждал, что под покровительством США формируется новое, капиталистическое государство.

Но даже с учетом этих ограничений он чувствовал, что борьба не была напрасной. «И все же есть кое-что, чего кубинцы добились, – это осознание того, что, сумев силой изгнать испанское правление с Кубы, они получат силой все, к чему стремятся»[13]Там же; p. 226.. То есть они узнали о возможности революции. Борьба за полное освобождение Кубы не окончена. «Борьба еще лишь должна начаться, и ее необходимо будет продолжать, без пощады и жалости, против всякого правительства и всякого эксплуататора»[14]Там же; p. 236..

У Малатесты был свой подход, метод организации[15]См. Price 2019.. Называя себя «революционным анархистом-социалистом», он выступал за то, чтобы анархисты участвовали во всех народных движениях за улучшение жизни людей, какими бы ограниченными эти движения ни были. В то же время он выступал за то, чтобы близкие друг другу по взглядам революционные анархисты организовались для распространения анархизма как программы и видения в более широких движениях. Он выступал за участие анархистов в объединениях, профсоюзных организациях и забастовках, однако был против растворения анархистского движения в рабочем движении (как, по его мнению, предлагали некоторые анархо-синдикалисты). Вместо этого он хотел, чтобы анархистские группы действовали как внутри, так и вне профсоюзов.

Точно так же он хотел, чтобы итальянские анархисты участвовали в антимонархическом движении, предложив объединиться с левым крылом движения, выступавшим за народную революцию с целью свержения архаичного итальянского короля. Малатеста был даже готов сформировать коалицию с социал-демократами (в основном марксистами), надеявшимся заменить короля избранным парламентом, при котором они будут постепенно двигаться к государственному социализму. То же и с радикальными республиканцами, которые просто хотели создать парламентскую демократию. Он надеялся, что в ходе народной революции анархисты смогут пойти дальше, чем изначально хотели их союзники.

«Принимая участие в [антимонархическом] восстании… и играя как можно большую роль, мы заслужили бы симпатии восставших людей и были бы в состоянии продвинуть дело настолько далеко, насколько это возможно… Мы должны сотрудничать с республиканцами, демократическими социалистами и любой другой антимонархической партией, чтобы свергнуть монархию; но делать это мы должны как анархисты, в интересах анархии, не распуская наши силы и не смешивая их с силами других, не беря на себя никаких обязательств, кроме сотрудничества в военных действиях»[16]Там же; p. 161-162.. Итальянские анархисты и синдикалисты пытались применить этот подход в борьбе с набирающим обороты фашизмом.

Метод Малатесты резюмировал молодой революционер Эудженио Пеллако: «Где есть люди, там должен быть и анархист, готовый к пропаганде и борьбе»[17]Pernicone 1993; p. 273..

Малатеста vs. Ленин о национальном самоопределении

Взгляды Малатесты на национальное самоопределение (или национально-освободительные войны) можно рассмотреть в более широком контексте. Очень многие анархисты считают, что признание реальности существования наций — и того, что одни угнетаются другими, — это то же самое, что и «национализм». Но национальное угнетение есть объективная проблема (отрицание свободы народа выбирать свой экономический и политический общественный строй). «Национализм» же — это одна из программ решения проблемы.

Анархисты отвергают националистическую программу. Она призывает к единству всех классов нации под руководством капиталистических правителей, созданию государства и отрицанию общности интересов рабочих угнетенной нации с рабочими других стран. И эта программа не работает. Даже если угнетенная нация завоюет политическую независимость, над ней все равно будет господствовать мировой рынок, управляемый крупными капиталистическими экономиками (империализм). Политически над ней по-прежнему будут доминировать крупные государства с их мощными вооруженными силами. Анархисты-социалисты считают, что единственное окончательное решение проблемы национального угнетения (то есть достижение национального освобождения) — это международная революция мирового рабочего класса и всех угнетенных людей, установление всемирной анархии. Это не то же самое, что национализм.

Многие анархисты по неведению считают, что «национальное самоопределение» — это ленинская концепция. На самом деле это одно из основных буржуазно-демократических требований, выдвинутых великими буржуазно-демократическими революциями Англии (1640 г.), США (1776 г.), Франции (1789 г.) и других стран. Сюда относятся свобода слова, печати, собраний, религии, а также право на землю для тех, кто ею пользуется, право на ношение оружия, habeus corpus [правовой принцип, подразумевающий неприкосновенность личности], выборность должностных лиц, отсутствие дискриминации по признаку расы, пола, вероисповедания, национальности и так далее. Конечно, капиталистический класс никогда последовательно не придерживался своей собственной демократической программы; осуществление этих требований всегда зависело от борьбы эксплуатируемых и угнетенных против господствующих классов.

Идея же Ленина заключалась в том, чтобы его партия делала больше, чем просто боролась за повышение заработной платы и улучшения условий труда для рабочих. Она должна защищать буржуазно-демократические права всех угнетенных, как бы ни были они близки или далеки от рабочей классовой борьбы. Сюда входили как большие группы вроде крестьян или женщин, так и нации, угнетаемые царской империей или другими империалистами. Ленин выступал также за поддержку небольших групп вроде подвергаемых цензуре писателей, призывников, религиозных меньшинств и других.

Проблема ленинской программы заключалась не в том, что она была слишком демократична! Проблема в том, что ее демократичность была лишь инструментальной. Ее целью было привести его партию к централизованной государственной власти. Ленин выступал за предоставление земли крестьянам в качестве шага к объединению в крупные совхозы — якобы добровольному, хотя и не в том виде, в каком это осуществили Сталин или Мао. Точно так же, если бы социалисты в империалистической стране поддерживали права рабочих в угнетенной стране, то эти рабочие якобы поверили бы со временем социалистам и были бы готовы к добровольному объединению — опять же, на практике вышло иначе (как, например, в Украине).

Поддерживая национальное самоопределение, Ленин надеялся в конечном итоге прийти к объединенному, однородному и централизованному всемирному государству — истинному чудовищу. Анархисты тоже являются интернационалистами, стремящимися к уничтожению национальных государств. Но также они децентралисты и плюралисты, регионалисты и федералисты. Они стремятся к миру, который включает множество культур и взаимодействует через федерации и сети, при этом ни одна страна не доминирует над другой. Это — фундаментальная основа анархистской поддержки национального самоопределения.

Украина

Как взгляды Малатесты проливают свет на войну в Украине? Конечно, он бы выступил против империалистической войны между Россией и США с их союзниками по НАТО — если до такого дойдет — точно так же, как он осуждал Первую мировую войну. Война между российским государством и народом Украины – не тот случай. Россия — это империалистический агрессор. Украина — слабая, небогатая и неимпериалистическая страна.

Как показывает Малатеста, было бы искажением утверждать, что настоящие анархисты не поддерживают угнетенные народы (нации, страны) против империалистических угнетателей. Это правда, что люди Украины не анархисты и не социалисты; они принимают свое государство и капитализм. Означает ли это, что анархисты должны наказывать их, отказывая им в защите при нападении сильного врага, который убивает людей и разрушает их города?

Верно, что украинцы брали оружие из единственного доступного им источника, а именно у западных империалистов. Сути войны это не меняет, и все же украинцы должны быть осторожны и не доверять США. Их правительство может легко предать их, если их лидеры сочтут, что оно того стоит. (Кубинцы получали помощь против Испании от США. Само по себе это не было чем-то беспринципным. Их ошибка заключалась в том, что после окончания войны они не подготовились к сопротивлению США.)

Насколько я могу судить, украинские анархисты фактически следовали подходу Малатесты. Практически вся страна поднялась против вторжения. По всей стране существуют добровольческие организации – как военные, так и те, что предоставляют социальные услуги, несмотря на хаос и разрушения. Украинские анархисты не стали выставлять себя дураками, противодействуя сопротивлению народа. Вместо этого они слились с более широким движением украинцев. Некоторые оказывали невоенные услуги вроде раздачи еды через группы взаимопомощи. Другие сформировали воинское подразделение, состоящее из анархистов и антифашистов. Несмотря на немалую автономию, они, тем не менее, координируют свои действия с Силами территориальной обороны.

Некоторые анархисты в других странах критиковали их за сотрудничество с государством. Конечно, было бы лучше, если бы они могли сформировать крупную анархистскую милицию или партизанский отряд. Но, учитывая ограниченность анархистских групп, пока такая тактика кажется разумной. Если следовать подходу Малатесты, то участие в общенациональных усилиях по отражению атак российских захватчиков может позволить анархистам иметь более широкое влияние в будущей Украине.

Ссылки

Malatesta, Errico (2019) (Davide Turcato, Ed.) (Paul Sharkey, Trans.). Malatesta in America 1899—1900. The Complete Works of Errico Malatesta; Vol. IV. Chico CA: AK Press.

Malatesta, Errico (2014) (Davide Turcato, Ed.) (Paul Sharkey, Trans.). The Method of Freedom; An Errico Malatesta Reader. Oakland CA: AK Press. Pernicone, Nunzio (1993). Italian Anarchism, 1864–1892. Princeton NJ: Princeton University Press.

Price, Wayne (2022). “Defend Ukraine! Revolutionary Opposition to Russian and U.S. Imperialism!” URL: https://www.anarkismo.net/article/32559?search_text=Wayne+Price.

Price, Wayne (2019). “The Revolutionary Anarchist-Socialism of Errico Malatesta”. URL: https://www.anarkismo.net/article/31632.

Оригинал текста: Wayne Price. Malatesta on War and National Self-Determination. Lessons for Anarchists Considering the Ukrainian War // Black Flag Anarchist Review, Summer 2022, Vol. 2, №2, pp. 139–141.

Альтернативный источник: https://theanarchistlibrary.org/library/wayne-price-malatesta-on-war-and-national-self-determination.html.

Оформление: кадры из фильма «Дюна». 2021. США, Канада, Венгрия. Реж. Д. Вильнёв.

 615 total views,  4 views today

Примечания

Примечания
1Pernicone 1993; p. 3.
2Мою точку зрения см.: Price 2022.
3См. Malatesta 2014, статьи «Анархисты забыли свои принципы» и «Проправительственные анархисты».
4Malatesta 2014; p. 380.
5Там же, p. 379.
6Там же; p. 353.
7Там же; p. 357.
8Перепечатано в Malatesta 2019; pp. 218–237.
9Там же; p. 231.
10, 12Там же; p. 233.
11Там же; p. 234.
13Там же; p. 226.
14Там же; p. 236.
15См. Price 2019.
16Там же; p. 161-162.
17Pernicone 1993; p. 273.